Волшебные узоры

У девушки настали трудные времена, и лучший друг нашел способ ее утешить.

  1. Sculpt Skill
    — Привет… — с надеждой произнес, еле двигая губами, словно спрашивая тебя: “Может, не все так плохо?” Но в ответ прошелестело только обреченное “привет” возле моего плеча.

    Мы стоим у порога, обнявшись. Я глажу её по голове, проводя пальцами по волосам, успокаиваю монотонными движениями очень бережно, стараясь вложить в каждое движение как можно больше лёгкости, снять с неё хоть малую часть груза, который сейчас тянет в пустоту.

    Чуть отстраняюсь, чтобы заглянуть в увлажнившиеся глаза, и понимаю, как ей сейчас нужно отвлечься.

    Я беру её на руки, несу на кухню и, не давая опомниться, предлагаю выпить чего-нибудь.
    Как только плавно опустил девушку на ноги, предупредил:
    — Нет-нет, сейчас ты — моя гостья, и я за тобой поухаживаю! Будешь кофе?

    — Да… — удивленно и заинтересованно.

    — Вот и отлично! Тем более что я туда кое-что добавлю, и он станет просто восхитительным, даже отшибет память!
    Гордо выпрямился, чтобы придать этим словам ещё больше пафоса, и усмехнулся сам над собой, про себя думая что стоит почаще говорить слова “забудешь”, “выкинешь из головы”, и всё в таком духе.


    До чего же хочется, чтобы хотя бы сегодня ей стало чуточку легче! Хочется взять её и крепко-крепко обнять, заслоняя от всех трудностей.

    — Вот и кофе уже почти готов, осталось только пару капель моего эликсира! — с этими словами я достал хороший коньяк, плеснул пару капель в наши кружки и, взяв одну из них, с торжественным видом преподнес гостье.
    — Смотри, сейчас кофе ароматный как никогда, — говорю я, как заговорщик, — он пробуждает и прогоняет печали. Но самое главное это то, что я вдохну в эту кружку магию, которая поднимет тебя и закружит.
    Прикасаюсь губами к краю кружки и медленно сдуваю пар, поднимающийся от кофе.
    — Так, а теперь поднеси к губам кружку и представь, будто мои губы касаются тебя. Пей кофе, будто вбирая моё тепло, мои жизненные силы.

    Она посмотрела на меня, словно увидев что-то новое, манящее, будто рядом находился уже не тот старый друг, которого она знала раньше, а совершенно другой человек, незнакомый и загадочный.

    Прикасаясь губами краю кружки, она выглядела так, будто бы и впрямь вспоминала, как только что касались этого места мои губы и ощущала их теплоту.

    — Пей осторожно, медленно, будто это не кружка, а губы, будто не кофе, а кончик языка нежно проникает тебя, — шепчу я ей на ушко, пока мои пальцы нежно ложатся на шею девушки и медленно двигаться по ней. — Моя жизненная сила сейчас проникает в тебя, ты чувствуешь, как она растекается по тебе, наполняет тебя...


    Она что-то неразборчиво пробормотала. Кажется, что действительно чувствует.

    Провожу ладонью по животу, с задумчиво глядя в сторону.


    — Хм... Я думаю теперь было бы хорошо разгладить в тебе все нагретые места, и стоит начать именно с этого места…

    Я поднял девушку со стула и посадил на стол, сам сел на сиденье напротив. На пару пуговиц расстегнул её рубашку в области живота и нежно подул на оголившийся участок кожи. Её кожа покрылась мурашками, но моя ладонь их сгладила прикосновением.

    — Тебе удобно так сидеть? Мне хочется что бы ты ножками обхватила мою спину, думаю так будет удобнее.

    Она немного откинулась назад и уперлась ладонями в стол.


    Расстегнул рубашку дальше, теперь она держалась только на трёх верхних пуговицах. Мои пальцы нежно прошлись от солнечного сплетения вниз, к шортам, слегка стянули их вниз.

    — Знаешь, а мне кажется, я обладаю какой то целительной магией! — я
    посмотрел в её глаза и, улыбаясь, сказал: “Сейчас покажу!”
    Взяв кофе и рассказывая, что я делаю, принялся за работу.
    — Я знаю такие узоры, через которые можно напрямую вдыхать силу в человека.


    Макнув палец в кружку с кофе, я принялся наносить рисунок на живот девушки, плавными движениями проводя по коже кончиком пальца.


    — Эти узоры нужно наносить чем-то горячим или холодным, чтобы ты их чувствовала, и они активизировались.


    Рисуя, я каждый раз макал в кружку палец. Внизу места не хватило, и пришлось стянуть её шортики почти до лобка, чтобы дорисовать узор.

    — А сейчас я вдохну в тебя силу, ученица волшебника! — тоном бывалого мага произнес я, и, проникнув ладонями под рубашку, стал быстро, но нежно гладить её спину.

    Сложил губы бантиком, чтобы получилась тонкая струйка воздуха, которую я направил на мокрые узоры. Затем я приблизился к ней и горячим дыханием охватил весь узор полностью. Весь, потому что шортики я оттянул на себя вместе с трусиками, совсем чуть-чуть, не для того чтобы посмотреть, а чтобы моё дыхание проникло и туда.

    — Правда очень необычно? — спросил, игриво улыбаясь, и, довольный, лизнул ее животик. — Это я так, просто хотел попробовать, вдруг вкус кофе изменился!

    — Если помогает, то сейчас самое логичное вылечить твоё сердце, давай попробуем хоть на рубашке узор нанести, или все же снимешь её? —
    последние слова я произнес томно на ушко.

    — Не надо… рубашка… — смущение и желание борются в ней.

    Ставлю кружку кофе ей между ног и прижимаю к шортам, чтобы она нагрела там сильно-сильно, а сам расстегнул оставшиеся пуговицы на рубашке. Она не сопротивлялась.

    Обмакнув свой палец в кофе, постучал им по кружке, будто стряхивая большую каплю. На самом деле мне хотелось, чтобы девушка ощутила лёгкую вибрацию своим самым нежным и сладким местом.


    Пальцем, окрашенным кофе, я провел по центру грудной клетки, рисуя изгиб очередного узора. Мои руки стянули её рубашку с одного плеча. Не касаясь соска, я нарисовал круговые вензеля сначала на одной груди, а после повторил то же самое с другой. Её дыхание становиться глубоким, рубашка скользит по рукам вниз, а мои горячие пальцы, чуть надавливая на грудь, оставляют после себя прохладный и сладостный след.


    Рисую лепесточки вокруг сосков, а она, закрыв глаза, всё это чувствует. Войдя во вкус, поймав настроение художника, я, как завороженный, смотрю на своё творение и, уже не глядя, опускаю пальцы в кружку, промахиваюсь, и опускаю пальцы под шортики к лобку. Засовываю пальцы в кружку и стучу по ней ногтями, придирчиво рассматривая узоры.


    Взяв коньяк, наливаю немного в пробку и наношу коньячные узоры на твёрдые соски. Алкоголь быстро испарялся, мне приходилось наносить его снова и снова.

    Забыв про узоры, я обеими руками держу грудь и мну её. Мне очень нравиться играть с её грудью, сжимать и гладить соски, наблюдая, как меняется её прерывистое дыхание.


    Шепчу на ей ушко: “Твоё сердечко стало биться сильнее, оно почти излечилось! Осталось только очень быстро покрутить пальцами шарики твоих сосков, а потом пососать, теребя их языком”. Тут же выполняю.

    Как же приятно держать её соски у себя во рту! Чувствовать языком, какие они упругие, толкать их из стороны в сторону.

    В конце целую её в губы и медленно тяну за собой со стола. Её ноги не успели коснуться пола, потому что я сразу подхватил её на руки и перенес в комнату на большую кровать.

    Лежа на спине, она наслаждалась моими горячими поцелуями, которые спускались по телу вниз. В голове всё закружилось. Её ладони сжали подушку, как только я спустился к лобку. Медленно снимаю шортики вместе с трусиками, целую лобок.

    Ладонями раздвигаю её ножки, нежно гладя по внутренней стороне бедер, губами впиваясь в опасной близости от половых губ. Она выгибается. Я знаю, где ей хочется ощутить мои прикосновения. Об этом говорят её движения: она тянется, пытаясь прижаться ко мне лобком, чтобы я наполнил половые губы своей лаской.

    Но от её желания ничего не зависит, она полностью в моей власти. Всё её внимание сейчас только на мне, там где мои руки касаются её тела, гладят ласково у самых губ. Иногда ей кажется, что мои губы близки к её заветной точке. Она чувствует жаркое дыхание рядом с клитором, и её обволакивает сладкой истомой. Она выгибается, стремясь прижаться ко мне. Мне ужасно хочется того же.

    Ладонью вновь прохожу по тыльной стороне бедра, прижимаю большим пальцем одну дольку апельсинки и сдвигаю в сторону. Девушка затихла, лежит не дыша, ожидая, что я сделаю дальше. Ей так хорошо оттого, что я там хозяйничаю. Глажу кончиком языка вторую дольку, играя с её воображением, где она уже тысячи раз представила, как я лизнул её клитор, и сколько она получила от этого удовольствия. В действительности же я лишь слегка приблизился к клитору.

    Измучив девушку вконец, я прижал второй палец и, слегка раздвинув половые губы, освободил клитор. Как бы мне ни хотелось им полюбоваться подольше, я не стал испытывать терпение девушки, и как только горячий и нежный язык обжег её ярким и ослепительным движением, из её груди вырвался сладостный стон.

    Язык легко поддел клитор в том месте, где расходятся внутренние губы, а затем заскользил по всей его поверхности. Снова и снова!

    Ладонями держу попку, иногда сжимая ягодицы, в то время, как кончиком языка играю у самого основания клитора. Обожаю ощущать нежность и мягкость этой части тела, чувствовать вкус. Рот сам наполняется слюной, как будто я давным-давно не ел и вот наконец-то вкусил сочный плод. А, главное, мне нравиться слышать и видеть её реакцию на все мои действия.

    Ощущаю как у меня в штанах всё напряглось, приподнимаюсь, чтобы снять с себя футболку, откидываю её в сторону как что-то ненужное. Привлекаю девушку к себе. Она встает на колени, и я страстно целую её в губы, в то время как сам расстегиваю джинсы. Свобода! Стоит лишь ей протянуть руку, и она дотронется до него. Как бы мне этого хотелось: ощутить, как она обхватит его ладонью, слегка сжимая.

    Я взял её руку и направил её ладонь по моему прессу вниз, дальше она уже сама взялась за дело.

    Целую шею, одной ладонью глажу её по спине, другой сжимаю грудь, теребя пальцем сосок. Мне очень приятно то, как она трогает меня, и я начинаю двигаться. Чувствую, как её пальцы сжимаются сильнее, как рука приходит в движение.

    Мы возвращаемся в мягкую постель. Лежа на спине, она притянула меня к себе для поцелуя. Наши обнаженные тела переплетены, от возбуждения я прижался членом к её бедру, а она лобком терлась о моё. И это было настолько приятно, что я не мог себе представить, какими будут ощущения у неё внутри.

    Облокотившись на один локоть, я отодвинул её бедро, она всё поняла и развела ноги в стороны.

    Обычно мне нравилось видеть, как я вхожу в девушку, это довольно удобно — не надо тыкаться на ощупь. Но в этот раз мне хотелось видеть её глаза, чувствовать дрожь её губ на своих, дышать с ней одним воздухом в эти первые и самые чувственные мгновения секса.

    В этот раз член легко нашел вход, но я не спешил погружаться, лишь слегка надавливал и отпускал, растягивая удовольствие. Несмотря на то, что меня со страшной силой тянуло ворваться внутрь, я медлил. Чувствовал, как там влажно, как головка легко раздвигает половые губы, погружаясь внутрь, чувствовал, как там горячо, как мне нужно туда.

    И я поддаюсь соблазну, медленно вхожу, ощущая, как крайняя плоть оголила головку, и плоть девушки обнимает самые чувствительные края головки.

    Всю нежность, которую я испытываю, находясь внутри девушки, я стараюсь выразить лаской, и с такой же нежностью целую её. Только на поцелуй это вовсе не похоже — почти невесомое скольжение губами по её губам, судорожные вздохи и затаенное дыхание, чтобы не пропустить ни мгновения этого поистине приятного момента.

    Достигнув максимальной глубины, я постарался пройти дальше, пропустил руки за спину девушки и, держа её за плечи, вжался пахом в неё так, чтобы прижать клитор.

    Без движения ощущения затухают, мне приходиться выйти немного и вновь войти, чтобы заполнить воображаемую шкалу удовольствия. Это простое движение, а приносит столько ни с чем не сравнимого наслаждения, что невыносимо сдерживаться. Хочется ещё и ещё скользить внутри, ощущать краями головки нежную кожу девушки и наслаждаться стонами.

    Моя нежность постепенно переросла в страсть. Движения стали сильными и быстрыми.

    Хотелось всюду её целовать. Я покрывал поцелуями те участки её тела, до которых смог дотянуться, в порыве страсти даже прикусывал кожу. Руки тоже пришли в движение: пальцы массировали затылок у шеи, поворачивая её голову в зависимости от того, с какой стороны я хочу ласкать её, другой рукой я сжимал ягодицы. Мне казалось, что в моменты когда мой член скользил внутрь, девушке было особенно приятно. Это выглядело так, будто я насаживаю одной рукой девушку на себя.

    Она тоже целиком отдалась процессу, с удовольствием принимала мои действия, помогала мне, как могла. В какой-то момент я понял, что она потонула в ощущениях и не могла больше ничего делать, кроме как крепко меня сжимать и страстно стонать. Её оргазм был ярким. Она ничуть не сдерживала себя, а полностью показала мне своё удовольствие. Мне было ахуенно держать её, пока она бьется в моих крепких объятиях и ощущать, как внутри неё всё сжимается и расслабляется.

    Не сдерживаясь дольше, я быстро достиг оргазма. Как жаль, что он у меня не такой яркий получился, зато с лихвой насладился самим процессом и девушку утешил!

    Ах да, я же собирался утешить подругу из-за того что её парень бросил! Надеюсь, получилось…

    Я нашел её губы своими и, поцеловав, устроился поудобнее и приобнял подругу. Член ещё не опал, и я не был уверен, что ей будет приятно, если я прислонюсь им к ней, когда он такой влажный.

    Оргазм резко очистил сознание от страсти и похоти, и я с удовольствием понял, что мне действительно хорошо с ней. Мне интересно, чем она занимается, нравиться с ней что-то обсуждать. Сначала я думал, что меня к ней влечет из-за того, что она необычайно мила, и я хочу с ней переспать из-за влияния гормонов. Только вот переспав, я боялся потерять к ней интерес, а портить дружеские отношения не хотелось. Но сейчас, после секса, моё желание быть с ней ничуть не ослабло, хотелось держать её рядом.

    Моё дыхание понемногу пришло в норму, поцеловав свое сокровище, я сходил на кухню и сделал нам кофе. Мы сидим друг напротив друга на постели и понимаем, что теперь каждый раз кофе будет напоминать о недавних событиях, и нам будет очень радостно.

    — Может теперь мне немного порисовать ? — лукаво поинтересовалась она, и улыбнулась.


    конец

    Дальше идет кусок текста который я переписал, скажи что думаешь, лучше стало или хуже.


    Лера: В переписанном куске текста очень много ощущений девушки. Когда ты пишешь от первого лица, ты не можешь точно знать её ощущения и эмоции, можешь только догадываться по её поведению и наблюдать реакцию. Оригинальный текст мне нравится больше:smile:))


    Между твоей спиной и кроватью моя ладонь обнимает тебя, ты ощущаешь как он давить в тебя, ты тут же выгибаешься желая ускорить его погружение, тебе очень хорошо, ощущать полностью меня в самой себе. В голове все кружится, неужели это все по настоящему, неужели он в тебе и ты держишь его внутри тебя. Я обнимаю тебя двумя руками, прижимаю крепко к себе, и начинаю осторожно двигаться им. Почти возле самого ушка слышишь мое дыхание, переполненное возбуждением от тебя. Твое воображение нарисовало как он большой и крепкий сейчас двигается в тебе, погружаясь до конца, яички касаются попки, а наши лобки прижимаются к друг другу крепче, что бы еще глубже окунуться в тебя, а для тебя чтобы еще больше взять меня.

    Чуть приподнимаюсь, смотрю на тебя сквозь пелену страсти, как ты изогнулась в белоснежной постели подо мной, между твоих широко раздвинутых ног я двигаюсь тазом, как тебе этого хотелось. Беру обе твои руки, держу их за запястья, у тебя за головой, и с силой вхожу в тебя, на этот раз уже быстрее, властно смотрю на тебя, владея твоими желаниями, и вновь окунаюсь в поцелуи покрывающие шею и грудь. Начинаешь ощущать как он в тебе стал каменным, и с силой трется о твои внутренние стеночки накачивая силой. Силой с которой ты сжимаешь меня в себе, с которой ты изгибаешься от удовольствия подо мной, от простых но таких приятных движений. Ты готова целовать меня всего задыхаясь от нехватки меня, двигаясь на встречу моим толчкам, желая меня еще и еще.

    Это продолжается так долго и как бы долго не продолжалось, все равно будет слишком быстро, но твои ощущения перехлестнули твое сознания мощной волной оргазма, прокатившаяся по всему телу, и ударили прямо в голову струей обновления сознания сопровождающиеся на столько приятным, не сразу отпускающим наслаждением.

    Еще ощущаешь меня в себе, и с каждым сейчас уже нежным его движением, в тебе все сжимается после пережитого, обнимаешь меня и гладишь по спине иного впиваясь в спину своими коготками, а я продолжаю двигаться в тебе, начинаешь помогать мне, приходя в чувство. Слышишь как я тяжело от возбуждения дышу, готовый вот- вот разорваться в тебе. Движения вновь набрали и силу и скорость, а ты стала еще сильнее сжимать меня возбуждаясь по новой. Мои ладони проникли к тебе под попу, крепко взяли ее, и помогая себе, стал быстро двигать им, насаживая тебя на него очень глубоко и резко. Мои мышцы все напряглись, я прижал тебя к себе так крепко, из груди вырвался стон оргазма… Он в тебе содрогается, извергая из себя горячую струю…

    Спустя некоторое время, мы лежим обнявшись, я тебя глажу по голове. Хорошо, ни куда не надо, на потолке интересные узоры.

    Мое дыхание понемногу пришло в норму, поцеловав тебя, я сходил на кухню, и сделал нам кофе. Мы сидим друг на против друга на постели, и понимаем что теперь каждый раз кофе будет нам напоминать недавние события, и будет нам очень радостно.

    - может теперь мне немного порисовать ? – Лукаво поинтересовалась ты, и улыбнулась.


    В отношениях у девушки настали сложные времена, и это один из способов подбодрить ее.


    Красивый и нежный секс в котором старался


    У девушки настали трудные времена, и лучший друг нашел способ ее утешить.

    Посвящается всем девушкам, которые пережили расставание.
    Гелочка, Мухомор, misaxx и 2 другим нравится это.