Царица (часть 2)

Прогресс. Стабильность. Обрыв.

  1. Добрый Друг
    ЦАРИЦА

    ОТ АВТОРА. Пять сторек о начальном этапе знакомства и общения с Царицей образуют первую часть произведения, с условным подзаголовком «Три дня триумфа воли, или Моя борьба с желтыми шкафами». Во вторую часть включены четыре сторьки, общее название «Прогресс. Стабильность. Обрыв», причем три из них являются составными частями «Прогресса», а «Монитор 3 на 3» единым текстом ставит точку во всей истории.

    Часть вторая. Прогресс. Стабильность. Обрыв.

    Некоторые философы и социологи (почему-то не биологи с антропологами) именуют представителей нашего вида homo ludens – человек играющий. И во многом они правы. Невозможно отрицать, что игры, в которые играют люди, и люди, которые играют в игры, – огромный пласт человеческой психологии, культуры и цивилизации. Но даже лишенному азарта тихоне, принципиально не берущему в руки шахматы и шашки, нарды и карты, за километр огибающему букмекеров и не подозревающему о наличии канала «Матч-ТВ», наверняка знакома игра в «орлянку» с самим собой, судьбой и обстоятельствами, зародившаяся в детстве.


    - Если я проскочу на одной ножке по всем красным квадратикам, не заступив на синие, мама купит мне мороженое.

    - Если я успею войти в класс раньше, чем та ябеда, меня не вызовут к доске на физике.

    - Если у той машины четные номера, приглашу на танец Марину. Если нечетные, то Наташу. А если четыре нуля и буквы ХУЙ (гы-гы) – завуча Капитолину Иннокентьевну.

    - Если сыграю два мизера подряд, зачет получу автоматом.

    - Если проскочу перекресток за три оставшиеся секунды зеленого, начальник премию выпишет.


    Неделя до следующей встречи с Царицей (и потом еще несколько, пока не наступила благодать стабильность) прошла для меня в довлеющих думках о ней (таки прочно вошла она в мои мысли за эти три дня плотного контакта) и в непрестанной «орлянке» то ли с собой, то ли с неподкупными мойрами. Понятно, что мечтам предела нет, и никто не мог запретить мне воображать не только разнузданный секс с самой Царицей во все дырочки, но и как она, в восторге от фееричных ощущений и являясь по натуре доброй девушкой, захотела, чтоб такие же удовольствия получили ее сокурсницы по учебе и сотрудницы по работе, и приглашала их на наши встречи поодиночке и скопом. Но и не менее понятно, что всерьез полагаться на такое развитие ситуации не стоило, а учитывая стремление моей подруги к постепенному раскрытию собственной сексуальности, прогресс, конечно, ожидался, но не взрывной и моментальный, а ступенчатый и пошаговый. Кое-что в преддверии очередного свидания мне удавалось угадать, кое-где мои сексуальные чаяния оказались завышены, но в чем-то и превзойдены, а кое-чего при развитии отношений я не ожидал вообще. Как в поведении Царицы, так и моем собственном. Однако ж, по порядку.


    На старт!


    И вот, значит, неделя миновала, намеченный день наступил, я поехал в областной центр с утра пораньше, с делами справился, и около двух часов пополудни, как и договаривались, прямо за одним из лежачих полицейских, которыми ограждались по бокам ворота черметской школы, посадил Царицу в машину и направился в Эмск. Примечательно, что вначале, в целях конспирации, я к школе подъезжать не хотел. Тем более, памятуя, как подвозя ее три дня подряд, к своему дому она приближаться запрещала, и высаживалась на ближайшем перекрестке. А когда первый раз забирал у школы, были такие реплики по телефону:


    - Ты где, не подъехал еще?

    - Подъехал, у школы.

    - Не вижу тебя у школы.

    - А я тебя не вижу.

    - Да я из окна смотрю, ты и не увидишь. Мне выходить?

    - Выходи, конечно, я у … - называю ориентир на той же улице.

    - Давай подъезжай к воротам поближе. Я знаю, тут никаких запрещающих знаков нет.

    - А заметят, что садишься в мою машину, ничего?

    - О боже, какой ты паникер, DD! Шнеле-шнеле, все равно уже попался, - и звонко рассмеялась. А у меня улыбка до ушей… капут тебе, DD, точно попался!


    Так получилось, что за минувшие дни мы и по телефону не поговорили, и онлайн на сайте не пересеклись. Только лишь обговорили офлайн временнЫе параметры встречи, что и подтвердили краткими репликами по телефону (а может и смс-ками, точнее не скажу) уже в данный конкретный день. Ну и, честно говоря, я опасался. Что она, обдумав случившееся, все же придет к выводу, что я применил недопустимое насилие, и на этом наши пути разойдутся. И, во-вторых, раз во-первых не сбылось, и Царица без колебаний согласилась и встретиться, и судя по интонации, настроена благодушно, что в процессе общения эта тема всплывет и надо будет мне каяться и посыпать голову пеплом, заверять, что впредь ни-ни, и даже тот эрзац-секс еще долгое время будет казаться развратнейшей оргией.


    - Знаешь, я так переживала, - сказала Царица после того, как села в машину, подставила щечку для поцелуя, и я тронулся с места, - полночи не спала, и все думала, говорить тебе или нет.

    «Издалека начала, - подумал я. – Небось снова заведет, как ей было плохо от моей ругани и принуждения, как она испугалась и шок испытала… Надо было все-таки вчера или позавчера созвониться, поставить все точки над i, да - да, нет – нет, остальное от лукавого».


    Но ничего не говорю, с нейтрально-благожелательной улыбкой слушаю ее монолог дальше.

    - Все говорят, нельзя в таком сознаваться, но я не могу больше мучиться. Я очень боялась, что ты обиделся и больше не захочешь со мной общаться! Извини меня, пожалуйста, DD! Я была неправа! Мне с тобой так хорошо! Я не хочу тебя терять, ну пожалуйста… - и разревелась, будто я остановил машину и сказал «проваливай».


    Челюсть у меня отвисла. Не успев избавиться от той самой нейтрально-благожелательной улыбки. Плюс ступор, в который впадает мужчина, когда в его присутствии плачет женщина. Ну и видок у меня был тогда, представляю. Как я никуда не врезался, просто чудо…


    Ну ладно… остановился, утешил подругу, как мог, сто раз заверил, что и в мыслях не держал обижаться, переживал, что сам переборщил со словами и действиями… чем-то сумел рассмешить, будто солнечный луч блеснул из-под хмурых туч, и мне самому так благостно стало на душе… короче, успокоилась Царица, платочек в руке сжала, улыбнулась, кивнула вперед на дорогу, мол, езжай. Завел я мотор, спрашиваю:

    - В общем, капризничать больше не будешь?


    Положив, как пай-девочка, руки на коленки, не смотря на меня, а строго вперед, ангельским голоском Царица пообещала:

    - Буду!


    И как-то по-другому я взглянул на нее (и вглубь себя), когда, обхохотавшись по полной программе после этой мизансцены, мы пришли в себя, и я смог в правильной последовательности нажать педали, переключить скорость, вырулить с обочины и выехать на трассу. К вожделению и интересу еще какая-то нотка нежности и ценности добавилась, словно ее признание в том, что не хочет потерять меня, открыло и поток подобных чувств с моей стороны. «Капризничай сколько твоей душе угодно! – подумал я. – Недотрах мне все равно не грозит, я тебя больше ни к чему принуждать не буду. До чего дозреешь сама, так тому и бывать. Нет – так и не надо. Пусть тебе всегда будет со мной хорошо, моя хорошая девочка!».


    Надо было, наверное, и вслух это сказать. Возможно, такое признание стало бы тем самым заклинанием, которое предотвратило бы нелепый разрыв, случившийся через полгода. Особенно если его повторять регулярно, в целях профилактики, чтоб уж наверняка. Не знаю… так и не сказал вслух, постеснялся, наверное… вспомнил о своем и ее возрасте, о том, что слишком уж пафосно это прозвучало бы. Может, ошибся, не спорю. А может, так и надо было, зачем окончательно дурить голову молоденькой девчонке, отсекать варианты ее личной жизни и заставлять замыкаться на мне.


    А самое интересное, что капризов на самом деле больше не было. Вернее, два случая припоминаю, чуть позже расскажу, но они не носили сексуальный характер, просто иллюстрировали загадочность и непредсказуемость женской натуры в каких-то отдельных обстоятельствах. В постели же, если отбросить разнузданные варианты моих фантазий, и оставаться в рамках постепенного раскрытия сексуальности Царицы, как это было неоднократно декларировано и случилось в реале, прогресс до достижения стабильности нарастал следующим образом.


    Говоря сухим языком протоколов, в тот день я был допущен до орального секса, а она применила мануальный. Капризы при раздевании действительно остались в прошлом, обнажалась Царица чуть ли не наперегонки со мной, оставшись, разумеется, в черных тончайших чулках, так меня возбуждавших. Виновато улыбнулась – «забыла пояс надеть, точнее он к этой паре не подходит, но в следующий раз обязательно». Единственным приветом из прошлого стали болтающиеся на щиколотке трусики, когда я первый раз ублажал ее руками. Хотел перед тем, как приступить, и их снять и отбросить, но наткнулся на умоляющий взгляд. «Ну ладно, если это так тебе важно, не буду снимать, - подумал я, тем более у меня были свои планы на сегодня, и я был практически уверен, что между нами состоится интимный контакт тем или иным способом, который можно будет назвать сексом, а значит, будет и основание убрать долой эти мозолящие глаза стринги,- пока не буду. Потом – всенепременно!». Мануальный секс по отношению к ней, предваряемый и сопровождаемый, естественно, поцелуями, объятиями, ласками груди, прошел точно так же, как два предыдущих раза, с минимальным аудиовизуальным и телесным эффектом для девушки; только лишь вера в ее порядочность склоняла меня к мысли, что то была не симуляция, а в действительности Царица получила оргазм и осталась довольна.


    Зато остался недовольным я.

    - Это не оргазм, а черт-те что! – выразился я негодующе. – Извини меня, Царица, но сейчас мы пойдем другим путем. Нет, вот именно что сейчас уже мешает, - снял и убрал в сторону трусики, уложил ее поудобней, и наконец сделал то, о чем мечтал чуть ли не с первой личной встречи.


    Я раздвинул ножки Царице и уткнулся лицом в ее промежность, напрочь лишенную волос, одуряюще пахнущую чистотой и молодой девушкой. Увидев по ходу небольшой свежий порез и с удовлетворением подметив: «ага, готовилась, вот ведь какая молодчинка!». И далее мой язык принялся выписывать пируэты по клитору и половым губкам, губы стали впиваться поцелуями в ее нижние, это было сладко, вкусно, безумно возбуждающе, ибо реакция Царицы не оставляла сомнений, что куни нравится ей намного больше, чем работа пальцами, пусть даже мои уши регулярно зажимались ее бедрами, лишая меня возможности нормально слышать. Когда же к юркому языку подключилась и верная рука в качестве помощницы, и я стал пальцами ласкать с осторожностью преддверие ее девственной дырочки, а в гораздо большей степени, перенося смазку к заднему входу, массировать, растягивать, внедряться потихоньку и имитировать движение члена в попе, поясница Царицы словно зажила собственной жизнью, заходила ходуном, будто имея меня в рот самым беспардонным образом, сама она взвыла и застонала в голос, мешая слова русского и родного языка в убедительнейшем заверении, как ей замечательно и не менее настоятельной просьбе, продолжать точно так же, ни в коем случае не прерываясь.


    Прерваться в такой ситуации было бы не просто преступлением, а хуже – ошибкой. Разумеется, об этом не могло быть и речи, и через несколько секунд Царица кончила. И это уже был совсем другой оргазм – настоящий, полноценный, яркий, прошедший волнами по ее телу, вознесший на небеса и сбросивший в бездну, заставивший кричать и содрогаться, забыть обо всем на свете, а придя в себя и открыв глаза – одарить меня бесценным, признательным взглядом. И признаться: «да, вот это совсем другое дело. Теперь понимаю, для чего бог создал вас – мужчин. Чуть не умерла, до того мне было хорошо. Слушай, я такая счастливая, вроде как влюбилась, нет?».


    Наверное, я бы мог, направив словесно или жестами, добиться минета в ответ на такой восхитивший ее куни. Но предпочел выждать, посмотреть, какие действия сочтет Царица подходящими для себя в тот момент. Таковым оказалось онанирование моего члена. Уложив меня на спину и возбудив горячими поцелуями с легкими покусываниями губ и шеи, то выпрямляясь на коленях и вглядываясь в мою мимику, пытаясь расшифровать пробивающиеся эмоции, то прижимаясь лицом к моему животу и груди, целуя мои соски и лаская второй рукой мои бока, бедра, мошонку, неутомимо и однозначно нацелившись на конечный результат, Царица дрочила мой стержень, и кажется, была в таком же упоении от процесса, как я чуть ранее, вылизывая ее пизденку. И когда, расслабившись, я почувствовал, как подступает мощнейший оргазм, издал характерные звуки и последними судорожными поддаваниями таза стал как бы трахать ее крепко сжатый кулачок, и сперма брызнула… ох, как она сильно и высоко тогда брызнула, Царица даже рефлекторно чуть дернулась, но орган мой не выпустила, наоборот, широко раскрыв глаза, смотрела, как выплескивается любовный эликсир, и возбужденно дышала. Затем, повинуясь подсказкам моей ладони поверх ее, сделала последние выдавливающие движения по стволу и, остановившись, помотала им, как бы стряхивая остающиеся капли. И была вознаграждена моей сияющей, донельзя довольней физиономией, признательным взглядом, в котором лучилось, допускаю, восхищение партнершей не только в сексуальном аспекте. И, возможно, именно этот фрагмент в сопровождении моей восторженной реакции стал для Царицы как бы эталоном для многих эпизодов в будущем.


    - Как не хочется уходить… - чуть не расплакалась в отчаянии Царица, когда получив свой второй оргазм согласно той же методике «куни + пальцы в попе», такой же мощный и яркий (единственное, уже на обратном пути призналась, что натертости образовались там и немного болит), посмотрела на часы. – Ну почему ты не живешь в Чермете? Я б к тебе еще вечером бы забежала… - и осеклась, видимо представив, что даже если б я жил в Чермете, то наверняка не один, а с семьей.

    - Чермет и Эмск не так далеки друг от друга. Ты знаешь, я часто приезжаю и с ночевкой. Так что если ты сможешь какую-то легенду сочинить, чтоб не ночевать дома, то никаких проблем. Можем переспать, - подмигнул ей, - в прямом смысле слова.

    - Ну… - чуть призадумалась Царица, - при желании можно. Не сегодня, конечно. Но на каникулах точно. У нас и в школе, и в институте экскурсии бывают, на два-три дня в том числе.



    Внимание!


    …Прогресс в плане приобщения Царицы к минету наступил при следующей моей поездке. Она должна была состояться посреди недели, планировалась совсем краткой и чисто деловой, без снятия квартиры, при подобных обстоятельствах я обычно эмских подруг и не извещал, чтоб не расстраивать ни себя, ни их. А Царице, ну так получилось, рассказал. Прикинув, ну мало ли, вдруг увидит мою машину, бог весть что подумает, иди потом и оправдывайся. Еще одним фактором, мешающим нашей встрече, была консультация в институте, назначенная как раз в тот день на послеобеденное время, когда теоретически мог уже освободиться я. Дождаться же окончания консультации и встретиться с Царицей после уже не с руки было мне, еще и принимая во внимание, что с шести вечера ее начали бы обязательно дергать домочадцы, и значит, в нашем распоряжении какой-то мизер оставался, не стоящий выделки. Но Царица провернула изящную комбинацию, позволившую и рыбку съесть (чай с конфетами попить), и все остальное тоже, если не следовать означенной пословице слишком уж буквально. Хотя мысли на сей счет у меня закрадывались.


    Суть операции оказалась в том, что при наличии вызова из вуза, на работу можно было не ходить: причина уважительная. Раньше Царица на такие мелочи внимания не обращала, а тут воспользовалась тем, что я вполне мог свои деловые вопросы решить не до, а после обеда. И соответственно, забрал я ее, проезжая через Чермет по пути в Эмск, аж в 9 с небольшим утра, сразу после первого урока. Вначале даже хотела, чтоб до первого урока я ее забрал (такой шуточный лозунг придумала – даешь секс вместо работы; и потом, творчески развив – строго блюдем школьное расписание: когда уроки – ласкаемся, звенит звонок на перемену – отдыхаем), и не от школы, а из окрестностей ее дома, но потом прикинули, что для домочадцев логичней, когда она с утра на работе, а после обеда поехала на учебу. Но и так получилось неплохо. Считай, те же 4 часа в нашем распоряжении, только не во второй, а в первой половине дня.


    Мне казалось, что традиция вначале пить чай, оказавшись в уединении на квартире, а потом уже приступать ко всему остальному, у нас уже сложилась. Впрочем, тем традиции и хороши, что иногда можно их нарушать, осознавая, что не человек для субботы, а суббота для человека. Если мне не изменяет память, традиция начального чаепития была нарушена всего дважды – в то утро нашей пятой встречи в первый раз. И еще через пару месяцев, когда давным-давно всё уже устоялось и стабилизировалось, но ситуация на дорогах заставила понервничать, задержаться на час с лишним по сравнению с привычным получасом езды от Чермета до Эмска, и до квартиры мы добрались заведенные и возбужденные, как матрос-подводник, умудрившийся под дембель еще и в дисбат загреметь, и послушница, честно отбывшая срок данного обета целомудрия, но отхватившая за чужие прегрешения продление от епископа-пидараса.


    - Такой ты меня еще не видел! – кокетливо сказала Царица, прильнув ко мне жаркими поцелуями сразу, как вошли на квартиру, давая понять, что чаепитие откладывается на неопределенное время.


    Разделась, имитируя стриптиз: с одной стороны, как бы пародируя навязший в зубах типаж; с другой – прочувствовав и поняв свою желанность для меня, действительно получала удовольствия, постепенно обнажаясь, демонстрируя соблазнительные части своего аппетитного тела и сама от этого возбуждалась. Даже напевала под нос какую-то песенку. И, да, конечно, я ее в таком облачении еще не видел! На сей раз к чулкам прилагался и пояс, черный, блестящий и узкий, ничего не скрывающий, а наоборот, привлекающий внимание, ненамного толще ремешков-подвязок. Словно была Царица молодой лошадкой, взнузданной и затянутой в сбрую, а рядом в загоне всхрапывал и рвался к ней ретивый жеребец.


    Очень была красива и соблазнительна Царица в таком виде: совершенно голая, не считая пояса с чулками, белокожая и черноглазая, с пышной гривой черных волос и большой белой грудью, поблескивающими золотыми украшениями в ушах и на пальцах. Притормозив собственное оголение, я залюбовался ею… и видел по ее улыбке, как ей приятно мое такое лицезрение.


    А сзади… ну просто песня! Грешным делом, когда она, нацеловавшись лицом к лицу, покорно повинуясь моим знакам, повернулась спиной и встала коленками на диван, приняв коленно-локтевую позу, я почти уверился, что Царица к анальному сексу готова. Во-первых, не зря облачилась именно в эту «сбрую», подчеркивающую черты тела ниже талии; во-вторых, вроде бы понимала, для чего я беру смазку, которым она начала обильно течь, и наношу ее на колечко ануса; да и виляла в приступе озорства своей пышной задницей, задевая торчком стоящий член, только вместо звона раздавались смачные шлепки по ее полупопиям.


    - Ну что, давай в попу попробуем? – сказал я не то вопросительно, не то утвердительно. – Я сейчас принесу гель, в кармане пиджака. - И с небольшим сожалением, хоть и искренне желал услышать положительный ответ, оторвался от того магического промежутка между клитором и анусом девушки, который хотелось непрерывно ласкать.


    - Н-нет, - не сразу и немного нерешительно произнесла Царица, - давай не сейчас. – Потом она мне рассказала, что в принципе была готова уже тогда, но подумав о каких-то казусах, а домой ей еще не скоро, предпочла несколько отсрочить неминуемое. – Давай как в прошлый раз, - легла на бочок, потом перевернулась на спину, раскрыла объятия, раздвинула ноги, и прямо-таки лучась симпатией и приязнью, добавила, - еле вытерпела, так сильно тебя хотела! Ну иди ко мне! Как ты меня очаровал, а? Ты злой колдун или добрый волшебник?


    …Не буду утомлять читателей описанием того, о чем уже рассказывал, и что неоднократно повторялось впоследствии. Темперамент Царицы раскрылся во всей красе, стеснение было отброшено, тараканы изгнаны, и очевидным образом она получала от куни максимальное удовольствие, если параллельно языку на клиторе орудовали мои пальцы в ее попе. Как-то (не в тот день, но, кажется, еще до нового года случилось такое) я отвлекся, какие-то посторонние мысли довлели, и отлизал Царицу без помощи пальцев. Кончить-то она кончила, но эффект от этого оргазма – минимальный и еле ощутимый, меня отрезвил. «Прости, солнышко, задумался я чего-то, - повинился я, увидев ее взгляд с укоризной, - сейчас сделаем как положено».


    Забегая вперед, скажу, что чаще мы, конечно, встречались во второй половине дня или, при должном обосновании ее отсутствия дома, вечерами. На январских каникулах реализовали и задумку «на всю ночь». Но изредка, в зависимости от обстоятельств, были и такие утренние встречи. Лучшими же свиданиями, на мой взгляд, оказались те «на весь день», когда я забирал ее утром и отвозил вечером: опухшие губы горели; тело ломило так, будто не на диване валялись, а в регби играли; съежившийся член мечтал стать клитором, а натруженный клитор – маковым зернышком; но мы с Царицей были рады, довольны, счастливы, полны энтузиазма и начинали договариваться о следующей встрече, не успев еще сесть в машину, завершая текущую.


    Отличительной же особенностью той утренней встречи стало вот что. Утолив первую, самую острую потребность в получении сексуального удовольствия, Царица некоторое время поблаженствовала, расспросила меня о каких-то бытовых и сексуальных деталях, поцелуями и дрочкой сподвигла меня на второй отлиз, и только потом, отметив, как хорошо начался день, отправила меня ставить чайник и начала накрывать сладкий стол.


    Я слегка напрягся. Показалось, что она, получив свое и даже дважды, после чаепития оденется и отчалит в свой институт. А мне что делать прикажете? О сегодняшней поездке я никому, кроме Царицы, не говорил. Да и проблематично в середине дня найти подругу, не занятую служебными или домашними делами, раз заранее не извещал. Вручную онанировать? Или попытаться ее хотя бы на мануал уговорить?


    Но судьба мне преподнесла подарок лучше дрочки. Набросив за отсутствием халатика мою рубашку, причем не застегивая (а кто из мужчин не знает, насколько соблазнительна в таком наряде женщина, особенно, если это единственный существенный предмет ее гардероба), и под моим горящим взором то стыдливо смущающаяся, то горделиво демонстрирующая свои прелести Царица, не проявила ни малейшей спешки (да и то, еще больше часа в нашем распоряжении оставалось). И когда мы снова прилегли на диван, взяла инициативу на себя.


    Пройдясь цепочкой поцелуев от моего лица до живота, выделяя особо губы и соски (по-моему, она так и не поверила, что эрогенность данной зоны у мужчин не идет ни в какое сравнение с аналогичной женской), играясь с членом рукой, но пока не приступая к его мастурбации в прямом смысле слова, она начала целовать и ниже. «Ого! – пронеслось в моем мозгу. – Неужели и вправду решится? Сама, без моих просьб и подсказок. Лежать! – это я собственной руке скомандовал, вознамерившейся взять ее за волосы и притянуть к паху. – Пусть сама все делает. А то начнется потом – я не хотела, ты заставил, все мужчины обманщики, я несчастная жертва. О-о-о… это что?».


    А было оно самое! Его величество минет, лучше для мужчины нет. Потомив меня некоторое время, лаская вокруг да около, но не беря покамест в рот, однако ж жаркое дыхание в окрестностях нужного места аж с ума сводило, поцелуи Царицы в непосредственной близи от оного органа (даже мелькнуло у меня «что там целовать? Сплошные заросли! Ни я толком ничего не чувствую, ни наверняка она сама») вдруг как-то незаметно перешли в посасывание самого члена. Уж не знаю, стеснялась ли Царица полноценно, с выраженной амплитудой и частотой, сосать (в том, что в видео-формате означенный процесс имела возможность неоднократно наблюдать, сомнений не было); или объективно осознавая свою неискушенность, опасалась применять резкие и быстрые движения, насаживаясь ртом на член, чтобы не задеть его зубами; или затаившиеся в сумраке подсознания тараканы внушали ей предельно субъективную мысль, что такое посасывание , весьма непохожее на типичные экранные отсосы, минетом не считается? Именно слово «посасывание» лучше всего подходит для тех действий, которые применила Царица при первом своем минете. То есть такое неспешное, неглубокое и неактивное теребление головки во рту, словно куска настолько твердого мороженого, что еще ни вкуса не чувствуется, ни глотать нет смысла. Как бы в надежде, что сейчас подтает, а там уже и сладость проявится, и проглотить захочется.


    С моральной точки зрения, мне было безумно приятно, не спорю! Что Царица сама, по своей инициативе, созрела до минета. Что взяла в рот без приставления к губам и словесных уговоров. Что не почмокала секунду и бросила, а уже три, четыре, пять минут, держа во рту, еще и в меру своего умения и понимания сути минета продолжает ласкать, полагая, возможно, что и такая методика возымеет свой эффект. И пусть с точки зрения голой физиологии такое «мусляканье» имело минимальные шансы довести организм до пика наслаждения. Но как бы дав себе зарок, я не хотел вмешиваться в данный процесс ни словом, ни жестом, предоставив Царице возможность справиться самостоятельно.


    Ротик Царицы подустал все же. Выпустив член изо рта, она взялась за него рукой, и стала дрочить уже привычными с прошлой встречи движениями. Я чуть подправил ее позу, подтянул поближе к себе ее голую попу в обрамлении сверху пояса, а снизу чулочек. Хотел, честно говоря, уложить на себя в позе 69 и побудить тем самым продолжить обоюдный оральный секс, но Царица то ли не сообразила, то ли заартачилась, то ли ей было неудобно, в общем, настолько близко, чтобы я смог ласкать ей между ног языком, не подвинулась, но в досягаемости моих рук оказалась. И снова взяла в рот. Уже в более привычном стиле «правильного» минета, временами помогая ротику ручкой, практически довела меня до готовности выплеснуться. И лишь когда я понял, что она желает насладиться зрелищем вылетающей спермы, как это было в прошлый раз, а мне все-таки хочется получить новые ощущения, я из последних сил простонал:

    - Царица, миленькая, возьми в рот… пожалуйста! – и когда она послушалась, на всякий случай положил ей руку на голову, чтобы вдруг не отдернулась, когда начнутся выплески.


    Но она не отдернулась, приняла все брызги в рот, что-то наверняка и проглотила, но и свою фишку не упустила. Когда я затих в блаженном изнеможенье, основную порцию спермы она изо рта все же выпустила мне на причинное место. И с явным интересом, без малейшей брезгливости или желания поскорей отстраниться, смотрела на потеки белой жидкости, продолжая на автомате двигать, пожимать и мотать ствол из стороны в сторону. Позже Царица призналась, что максимальный моральный кайф она получает, когда видит, как я кончаю.


    Еще одна промежуточная и не очень длительная встреча (Царица смогла уйти с работы только в пятом часу) ознаменовалась освоением позы 69 и «коитусом интермаммо» (межсисечным трахом), причем во время последнего она непрерывно острила и подшучивала, вынуждая иногда для приостановления потока красноречия засовывать член ей в рот и трахать туда. Был велик соблазн так и кончить, но я предоставил подруге провести финал в ее излюбленном формате – дрочкой, разве что в данном случае сперма оросила не мое тело, а ее солидные сиськи.



    Марш!


    И только в конце ноября, выгадав времени побольше, сказав родителям, что приглашена на день рождения к однокурснице и вернется не раньше десяти вечера, Царица оказалась заведена всем предшествующим ходом встречи до максимальной степени, подведена морально и физически к нужной кондиции, прогресс сделал свой последний шаг на пути к оптимуму, после чего (от добра добра не ищут) и наступила четкая стабилизация наших сексуальных отношений.


    А произошло вот что. Получив свой первый на тот день оргазм от привычных манипуляций моих языка и пальцев, но в дотоле непривычной позе – стоя раком на краю дивана, и полежав недолго, буквально минуту или две, распластавшись на животе, она не перевернулась на бок или на спину, не призвала меня прилечь рядом и покрепче обнять ее, как обычно бывало после того, как кончала. А снова встала раком, и полным решимости голосом произнесла:

    - Хочу анальный секс!

    - Сию минуту! – ответил я, метнулся в прихожую, достал из кармана пиджака дождавшийся своего часа тюбик с гелем для анального секса, и вернулся в комнату.


    Кому воздать хвалу? Производителям этой волшебной субстанции – само собой. Физиологическим особенностям, психологической склонности, и, какой-никакой, но уже сложившейся привычке Царицы к ласкам ануса, - несомненно. И я, наверное, тоже заслуживаю добрых слов в свой адрес. Потому что упорно и целенаправленно, веря в то, что рано или поздно это случится, готовил заднюю дырочку Царицы к полноценному анальному акту, приучал ее к ласкам и проникновениям, словами и примерами давал понять, что в ее ситуации это нормально, правильно и очень приятно.


    И не случилось ни малейшей заминки, ни конфуза, ни боли, ни дискомфорта. Заведенная только что пережитым оргазмом Царица, расслабленная вдобавок в нужном месте скользким гелем-анестетиком, смогла принять в попу мой напрягшийся член, сильно обрадованный тем, что и на его улице наступил праздник. Осторожно-потихоньку вставив его и помедлив чуток, чтобы партнерша привыкла, я начал трахать ее в зад вначале едва заметными движениями, затем постепенно увеличил темп и размах до сравнительно типичного.


    Минуты две Царица стояла неподвижно, сильно выпятив задницу и уткнувшись лицом в сложенные руки, словно прислушиваясь к себе и своим ощущениям. Затем задвигалась сама, задышала прерывисто, раздались какие-то постанывающие звуки, но явно не от избытка боли, а от приятности процесса. Послышались отрывочные слова:

    - Ах, да… ах, хорошо… ах, давай!


    Еще через пару минут ее насаживания на мой член стали яростнее и сильнее, вскрики чаще, возгласы сумбурней, и наконец, застонав протяжно и громко, Царица затряслась в судорогах наслаждения, крепко прижимаясь ягодицами к моему паху и как бы крутя, ввинчиваясь задницей поглубже. Все это возбудило и меня до предела, отпустив внутренние тормоза, я без труда приманил собственный кайф, и с огромным удовольствием, издавая невнятные возгласы от нестерпимого блаженства, окутавшего все тело, мощно кончил Царице в анус.


    - А ты… правда кончила? – спросил я немного недоверчиво, когда мы слегка оклемались. Да, я знал и сам приложил к этому немало стараний, чтобы анус Царицы стал эрогенной зоной. Но раньше она всегда кончала от совокупности ласк, и мне казалось, что главный импульс все равно идет от клитора, а пальцы в попе просто окрашивают оргазм в яркие цвета, делают интенсивней и сильней. Но во время только что случившегося анального секса ни я, ни она к клитору не притрагивались. Неужели она притворялась в угоду мне? Или действительно наши усилия, почти месячная подготовка в этом направлении привели к нужному результату, и Царица может кончать чисто от анала, не задействуя другие точки?

    - Да, конечно! – донельзя довольная ответила она. – Слушай, это было так классно, сама не ожидала. А ведь недавно и представить не могла. Кто бы сказал, посмеялась бы только. А сейчас, - обняла меня, прижалась к груди, - без тебя уже себя не мыслю. То ли ты развратник, то ли я нимфоманка. Ты как думаешь?

    - Это мы удачно нашли друг друга! – ответил я и поцеловал ее.


    И вот тогда, пройдя за неполный месяц тернистый путь к непростой цели, за который мне удалось раскрыть сексуальность подруги и приспособиться к ее особенностям, а она безупречно реализовала задуманное в том самом устном договоре, заключенном в день нашей первой встречи, наступила у нас с Царицей эпоха стабильности. О которой я кратко расскажу в следующей, последней части истории о Царице.


    Кратко (надеюсь) – потому что большинство наших дальнейших встреч были схожи как интимной своей составляющей, так и тем неизменным удовольствием, которое мы испытывали от общения друг с другом. Тщательно планируя очередные свидания, и бурно радуясь, если обстоятельства позволяли состояться внеплановому.


    Последней (увы) – потому что прервались наши отношения не ссорой и не палевом, не переездом ее семьи в другой город и не влюбленностью в другого парня. Обрыв случился бессмысленный и беспощадный, прервал идиллию вырисовывающейся в рамках наших футурологических прогнозов долгой, устойчивой, многолетней связи (к которой, замечу в скобках, имелись вроде бы все предпосылки), наполнил мою душу недоумением, а ее – горечью.


    Монитор 3 на 3


    Все ж видели монитор, подключенный к комплексу видеонаблюдения? Поделенный на квадратики экран, в которых отображаются трансляции с разных камер. И сидит перед монитором оператор, щелкает попеременно по квадратикам, чем-то привлекшим его внимание в данный момент, укрупняет, разворачивает, проматывает вперед или назад, ставит на паузу, записывает в файл, сбрасывает внушающие опасения согласно должностной инструкции, а прикольные или пикантные – в закрытый или платный ю-тюб канал. Работает.


    И вот представил я себе, что сижу перед таким же монитором; в заголовке большого, на весь экран, окна написано «Царица». Поделено оно на квадратики с надписями «Секс», «Не секс», «Вирт», «Не вирт», «Любовь», «Не любовь», ну и так далее. Навожу курсор, нажимаю, запускаю, ставлю на паузу, перематываю туда-сюда, переключаюсь спонтанно или ассоциативно на другие. Любуюсь, мечтательно улыбаюсь, восторгаюсь… хмурюсь, сожалею, что в выпадающем меню нет пункта «удалить», сокрушаюсь отсутствую квадратика с тремя точками и надписью «далее» для перехода на второй экран… Не работаю, а кайф ловлю. Ностальгирую и сторьку пишу.


    На какой квадратик кликнуть первым? Ресурс обязывает, конечно же «Секс».

    И настала с декабря месяца 2009 года в моих отношениях с Царицей золотая эра – эпоха стабильности и уверенности в том, что так будет и впредь. Если не навсегда, то по крайней мере надолго. Причем «стабильность» не надо понимать так, якобы все наши встречи проходили как под копирку. Мы виделись в будни и на выходные; свидания могли начинаться утром, после обеда и ближе к вечеру; один раз мы провели вместе всю ночь, несколько раз урвали день целиком, но чаще нам удавалось встречаться на несколько часов во второй половине дня или сразу после работы. Я забирал её то у школы, то из окрестностей их дома (но вне пределов прямой видимости) в Чермете, то из каких-то произвольных мест в Эмске; отвозил, правда, всегда в родное село, и, высадив, как правило, не разворачивался, а уезжал домой в Энск. Определенные нюансы-отличия бывали и в интимной составляющей наших встреч, постараюсь ниже дать представление о том, что бывало у нас с Царицей часто и регулярно, что – время от времени, а что – редко и разово. О том, чего не было, но гипотетически могло бы случиться, потому что препятствовало не прямое отторжение подобных эпизодов, а определенные обстоятельства ее статуса, я упомяну тоже.


    Но начиналась каждая встреча той поры обязательным и необсуждаемым анальным сексом. Даже обычная словоохотливость Царицы в те 10-15 минут, пока мы, войдя в квартиру, раздевались, осматривались, обустраивались, пили чай (а один раз в таком были нетерпении, уже упоминал, что приступили сразу), куда-то улетучивалась. Подавала реплики невпопад, широко раскрыв черные большие глаза, смотрела на меня, не отрываясь, со смутной вожделеющей улыбкой на устах и глубоко дышала, предвкушая то, что вот-вот произойдет после мучительно долгого для нее воздержания в неделю, десять или даже пятнадцать дней, минувших после нашей предыдущей встречи.


    И неудивительно, что сразу после завершения традиционной официальной части, набирающий размах темперамент толкал Царицу в мои объятия, заставлял жадно целоваться и пылко ласкаться, поспешно высвобождал от одежды, мешающей слиться в желанном соитии, оставляя в неизменных черных чулках (с поясом-подвязками или без - по-разному, в зависимости от ситуации и используемого комплекта нижнего белья, но чаще без). Последний штрих – снятие трусиков-стрингов с белой пышной задницы – делался уже моими руками, доводя мое нарастающее возбуждение после такой краткой, но бурной прелюдии до максимальной стадии. Наношу гель… Царица чуть ежится от прохладных касаний и хихикает, заманчиво виляя попой… и вот он наступает, момент истины и начало анального секса – отрады девственниц, не желающих лишаться целочки до свадьбы, и потакающих им в этой странной прихоти мужчин-извращенцев, – головка проскальзывает сквозь тугое колечко сфинктера и попадает в упоительные объятия заднего входа.


    И тут уже не зевай! Потому что Царица распробовала запретный плод, и он ей нравится; потому что темперамент бурлит и требует получения удовольствия; потому что она сладострастно стонет, ахает, охает, подмахивает и вжимается, отдельными междометиями и обрывочными фразами дает понять, в каком она восторге от процесса и (нескромно, но чо уж там) от меня лично. Потому что ходит поршнем в ее анусе мой член, ласкают ее тело мои руки, куда могут дотянуться, хватаясь хаотично за большие сиськи, сочные ягодицы, гибкие бока, упругие бедра, получая особый импульс кайфа, касаясь той дразнящей границы, где живая девичья плоть переходит в ажурную ткань чулок.


    Потому что длится все это на самом деле не очень долго, хорошо если 7-10 минут, а то может 5 или меньше; потому что сильно заведены мы оба; потому что для данного процесса лучше подходят не корректные выражения «анальный секс» или «трах в задницу», а прямым текстом (да простят меня те, кому такие слова не по душе, но сейчас только они могут отразить силу и мощь моих эмоций, теряя притом оскорбительность бытового применения) – я ебу в жопу девочку-целочку и она от этого кайфует, это ж невероятное везение и полный улет!


    И завершались эти анальные акты, знаменующие стабильность и нерушимость наших отношений, при каждой встрече на протяжении нескольких месяцев, одновременным оргазмом. Как бы мало ни было на самом деле женщин, которые могут кончать от анала без параллельных ласк клитора. Одной из них была Царица, и это воистину был подарок судьбы. В первую очередь для нее, но и меня сие обстоятельство, очевидно, радовало безмерно.


    Тем более был как-то случай убедиться, что она не симулирует и не применяет актерское мастерство, лишь бы угодить мне. Звезды ль неудачно расположились в тот день, или наши организмы вошли в противофазу, а может каждый из нас думал параллельно о чем-то другом и не слился полноценно с партнером в едином экстазе. Смутно припоминается, что вроде какие-то праздники были на носу, то ли 23 февраля, то ли 8 марта, то есть действительно, крутил сопроцессора какие-то левые данные. Но факт был налицо. Я кончил, а Царица нет. И была она этим весьма недовольна и раздосадована.

    - Да, уж постарайся! – сказала, в частности, в ответ на мое предложение на СЗ через пару дней, попытаться встретиться побыстрей, чтоб я мог реабилитироваться. Несмотря что в тот день без оргазмов не осталась, от куни-пальцевой методики свое получила, а может и не раз. Это тоже было частью нашей интимной традиции того периода стабильности, помимо анала, с которого начинались встречи.


    Отвлечемся пока от низменных страстей и посмотрим, что нового могут узнать читатели, если разверну квадратик «Не секс».

    А знаете, почти что и ничего, если свежо в памяти обрисованное в прошлых сторьках. Такой же веселой и жизнерадостной девушкой оставалась Царица, какой была в три дня борьбы со шкафами и постепенного прогресса после. Так же интересно было с ней общаться и дискутировать, пикироваться и спорить, выслушивать новости из школьной и институтской жизни, делиться воспоминаниями из своего детства и юношества. Никаких изменений в ее отношении к работе и учебе, людям из ближнего и дальнего окружения, большой и малой политике не наблюдалось. Не случилось и того, чего она опасалась на ранних стадиях нашего знакомства (еще виртуального). Что обретение любовника и любимого настолько изменит ее поведение и мироощущение, что станет заметным для коллег и подруг. Ничего подобного! То ли мы достаточно умело шифровались, сводя риск палева к минимуму; то ли она сама в кругу семьи и вне стен дома строго себя контролировала, чтоб не проговориться случайно, - но никто не узнал и даже не заподозрил, что в ровном течении жизни Царицы случились очень даже существенные изменения.


    Два единственных случая, которые с натяжкой можно отнести к капризам, из-за которых не состоялся планируемый в эти конкретные дни секс, но на которые она безусловно имела право, были такого рода.


    В какой-то раз мой приезд совпал с ее критическими днями. И Царица встречаться отказалась наотрез. Несмотря на то, что я предлагал обойтись петтингом, а ей раздеться только выше пояса.

    - Да ну, какое это удовольствие, не раздеваясь и без секса? – скептически ответила моя подруга, еще недавно боровшаяся за каждый сантиметр своей одежды.

    - Ну хорошо, останешься в трусах, только сзади суть приспустишь и будем как обычно.

    - Нет, DD, не могу! Мне так будет очень некомфортно. Нет, никаких болей у меня в эти дни не бывает, я себя хорошо чувствую. А лежать в трусах рядом с тобой… не хочу так, хочу раздеться догола и тебя полностью почувствовать. Но не могу, нельзя… давай в следующий раз.


    И еще один раз так случилось, что деловая часть моей поездки была оформлена как официальная командировка. И я должен был жить в гостинице, чтобы получить квитанцию, подлежащую оплате. Я думал, Царице этот вариант понравится. Хотя бы с точки зрения любопытства: я знал, что она никогда в гостиничных номерах не проживала, а для наших свиданий я всегда снимал квартиры посуточно, либо комнату в частном секторе, если встреча предполагалась в дневное время без ночевки. Но она неожиданно воспротивилась, и даже немного обиделась:

    - Не буду я по гостиницам шастать, еще чего не хватало! Что я тебе, шлюха, что ли?


    Ну и в середине января, когда непонятно почему грянули крещенские морозы (они в наших краях редко случаются), и встала на прикол не только моя колымага, но и маршрутки ездили через пень-колоду, пришлось и мне отменить поездку. Конечно, Царица не была от этого в восторге, но, можно сказать, какое-то облегчение испытала. Потому что, несмотря на горячую кровь и бурный темперамент, была она мерзлячкой, всегда тепло одевалась и не любила проводить на улице лишней минуты, если погода была холодной или дождливой.


    Лирики-романтики давно ждут раскрытия темы «Любовь». А циники-прагматики – ее опровержения в «Не любви». Разверну-ка оба окна, так будет правильней.

    Если у кого-то сложилось впечатление, что Царица канала меня своей любовью, сознательно или подсознательно говорила об этом непрестанно, как бы подводя меня к той грани, за которой должны и от меня прозвучать аналогичные признания, то он глубоко заблуждается. В это трудно поверить, но говоря «я тебя люблю», не требовала она для себя никаких преференций и особого отношения, просто, когда приходилось к слову (причем чаще в переписке, нежели при реальных свиданиях), упоминала как факт.


    Иногда мне даже казалось, что ее любовь на самом деле – это защитная реакция психики, позволяющая личности смириться, преодолеть внутренние барьеры и принять то, что вытворяет тело в поисках своего удовольствия. Не абы с кем вытворяет, а с любимым. Значит, можно. Объяснимо и простительно!


    Потому что, как я и говорил выше, не стала бойкая и острая на язычок Царица плаксивой размазней, зацикленной на своих чувствах, умоляющей обратить на себя внимание. Шутки и приколы, стеб и подначки царили в нашем общении, даже в самые проникновенные моменты.


    Чувствуя определенный дискомфорт от того, что не могу ответить Царице такими же словами, в то же время подметил за собой вот что. До того я крайне редко я выезжал в Эмск просто так, не имея реальных дел, только для встреч с любовницами. А с наступлением Нового, 2010, Года, такое случалось сплошь и рядом. Выдалась возможность поехать в Эмск, повидаться лишний раз с Царицей, не сильно в ущерб служебным и домашним делам в Энске, я сразу наготове и официальные поводы для отлучек придумывались без труда.


    Да, я не был настолько влюблен в Царицу, чтобы сказать ей «люблю» и не сфальшивить, чтобы представить себе, как я ухожу из семьи и создаю другую. Но, не как невесту и будущую жену, а как замечательную любовницу и преданную подругу, как интересную собеседницу и веселую приятельницу, я ее любил.


    Сравнима ли такая «любовь» с «нелюбовью» в серьезном смысле? Не знаю, не знаю…


    Окна «Вирт» и «Не вирт» тоже надо раскрыть вместе. Потому что, если обратиться не к сексу, а к разговорам на сексуальную тематику, сам чёрт ногу сломит, попытавшись понять, что было виртом в прямом смысле слова, для возбуждения и обострения ощущений; что стебом-издевательством над шаблонными стереотипами; а что говорилось серьезно (или же наоборот, озвучки чего не было) и какие выводы можно из этого сделать.

    Как я уже говорил, всё, что могло между нами произойти в интимном аспекте, за предыдущий месяц случилось, с декабря вошло в постоянный репертуар и возражений не вызвало. Всё, что не могло случиться даже гипотетически (потому что не могло никогда) – вагинальный секс, группа, всякие экстримы в необычных местах и с риском палева – продолжало в какой-то мере занимать пытливый ум Царицы при заполнении пауз между ласками. В качестве тем для обсуждения в теории для нее и имевшей место практики для меня. Для шуточек-прибауточек, пересказа анекдотов и пикантных ситуаций из недавно слышанного или читанного. Как своеобразный вирт для возбуждения перед очередным заходом. Или иллюстрация собственного отношения к какому-то фрагменту, дескать, в общем и целом не против, было бы прикольно попробовать, но не сейчас.


    Например, Царицу заводила история, как будто моя машина сломалась неподалеку от ее школы, мы в нетерпении зашли в какой-то класс и немедленно приступили. А зловредные училки, почему-то не ушедшие домой после окончания уроков, услышав странные звуки, незаметно подкрались, распахнули двери и во всей красе увидели, как их целомудренную коллегу, распяленную раком на парте, размашисто ебут в жопу.

    - Вот они были бы в шоке, правда, DD? – с горящими глазами восклицала Царица.

    - Конечно! – соглашался я. – Но они б далеко не ушли на самом деле. Я б их тоже натянул. Чтоб они потом не смогли тебя шантажировать.

    - Ага, помечтай-помечтай, - рассмеялась она. – Ты кого хочешь вначале: Нелли Викторовну или Жанну Тимуровну? – и принялась за любимое дело, дрочить крепнущий не по минутам, а секундам член.


    Но представив то же самое, только в условиях своего дома и подсматривающей сестре, скривилась и мотнула головой.

    - Нет, так неинтересно! Не хочу.

    Вообще, то ли сложные у нее были отношения с домочадцами и она не хотела выносить сор из избы, то ли наоборот, все было настолько стандартно и обыденно, что по ее мнению, интереса для чужих этот быт не представлял, но готовая болтать часами про коллег и начальство, школьников и студентов Царица толком ничего про своих самых близких не рассказала. Знал я только то, что есть у нее родители и сестра, на пару лет младше.


    Если же в рамках серьезного обсуждения поднималась тема, что же делать, если вдруг, несмотря на все меры предосторожности, нас расшифруют и информация станет достоянием общественности, то не скажу, что Царица такого расклада боялась пуще смерти. Ну поругают, ну поскандалят, будут какое-то время ходить родители по селу как оплеванные, ну придется видимо уволиться с работы и переехать жить в Эмск. Но однозначно не убьют, в четырех стенах не запрут, постараются сделать так, чтоб побыстрее все забылось. И на возможность продолжить учебу и устроиться на работу в городе это никак повлиять не могло. А там уже, рано или поздно, найдется парень, хоть приезжий или разведенный, которому будет до лампочки ее добрачный опыт, еще и рад окажется, что не так долго придется уговаривать и убеждать.


    Возможно, причиной такого подсознательного желания огласки был тот факт, что ни одной живой душе Царица свой секрет не поведала. Многие же женщины, хотя бы исходя из вопросов безопасности или на всякий пожарный случай, сообщают близкой подруге, или родственнице, или сестре, что вот мол, иду на свидание с мужчиной, если до такого-то времени не объявлюсь, поднимай тревогу. Не говоря о том, что когда уже отношения устоялись, хочется поделиться радостью, обсудить какие-то черты избранника. Царица все это носила в себе, хотя, понятное дело, как и всякой представительнице прекрасного пола, очень хотелось с кем-то поделиться.


    Еще любила строить догадки, то ли дразня меня, то ли пытаясь добиться непротиворечивости формулировок, будет ли давать мне вагинально, когда выйдет замуж, и этот вид секса перестанет для нее быть запретным. То ей казалось, что это уже чересчур, настолько вызывающе изменять мужу нельзя, да и вдруг я оплошаю, не успею вынуть, и она родит пузатого и носатого малыша, что сделает явной нашу долгую тайную связь, поэтому придется мне и впредь довольствоваться только ее задней дырочкой, ручками и ротиком. То наоборот, что ей будет безумно интересно сравнить, как у меня получится трахать ее классически, а у мужа анально (а в предыдущей версии, для симметрии и справедливости, запретной зоной для мужа объявлялась попа), и она будет нам выставлять оценки по пятибалльной шкале, а потом выводить четвертные и годовые.


    Аналогично и при поднятии темы МЖМ. Самые разные реакции:

    - Ммм, какой кайф! Мечтаю, чтоб с двух сторон меня насадили. На толстые шампура горячих джигитов. Как воткнете, сразу кончу. А вы останетесь в пролете. И что будете делать, шалунишки?

    - DD, а вдруг с ним мне понравится больше? Не боишься, что брошу тебя и будешь тогда горючими слезами обливаться?

    - Никому не позволю к себе прикасаться! Только тебе. Потому что люблю!


    Кликнуть на «Памятное»? И без разницы, к какому подразделу эти запомнившиеся слова, действия, мысли, восприятия относятся.



    ***


    Разочарование Царицы совместно проведенной ночью. Не в сексуальном плане. И анал был с обоюдным оргазмом, и иные ласки с чередующимися. Недовольной она осталась нерациональной тратой времени.

    - Тупо лежать и спать я и дома могу. В более уютной постели, между прочим. А еще как представлю, что ты рядом дрыхнешь, и на меня внимания ноль, еще храпишь и пихаешься… храпишь, храпишь, тебе так кажется, что «ничего подобного»… а мне самой жалко тебя будить, понимаю, что выложился и устал… сказки будешь малышам в детском саду рассказывать, якобы я первой уснула, если я замолчала, еще не значит, что уснула… так вот как представлю такую бессмысленную трату времени, в бешенство впадаю. Не буду я больше с тобой спать, DD! Сон – это краткая смерть, а я пока молодая, жить хочу!


    ***


    И ее полный кайф, упоение от наслаждения каждым мгновением, когда несколько раз получилось «на весь день», с утра до позднего вечера. Плюс энтузиазм, с каким она взялась за побитие моего личного рекорда, сколько раз я мог кончить за одну встречу (день или ночь, без разницы). Самым высоким показателем до той поры было 4 раза, а лет мне тогда было 25-26. С Царицей, в 41 год, этот показатель дошел до 5 один раз и до 6 – в другой. Это в те самые дни, которые мы полностью посвятили друг другу.


    5 или 6 раз я трахал ее в зад? Мыслимое ли дело? Нет, конечно! Анал у нас всегда был только один раз за встречу, в самом начале. Затем она добирала свое через куни+пальцы, а я получал оргазм то посредством минета, то дрочки в ее исполнении, причем последнее было намного чаще, и, говоря прямо, Царица оказалась убежденной фанаткой онанирования мужского члена. Она приступала к процессу нежно и преданно, осыпала оный орган и его хозяина ласковыми словечками и пылкими поцелуями. Затем входила в раж, загорались глаза, раздувались ноздри, со стороны казалось, что готова оторвать или в фарш превратить этот не вовремя попавшийся ей на глаза стержень. На самом деле, конечно, ни капельки боли она не доставляла, знала, когда надо наклониться, вобрать в рот и смочить, если становилось сухо, когда сжать или помотать, если монотонность утомляла, и целенаправленно вела дело к извержению, на которое смотрела как на настоящее чудо, случившееся благодаря ее усилиям: с гордостью, радостью, удивлением и восхищением.


    Конечно, мне было бы приятней, если б Царица оказалась фанаткой минета, а не дрочки. Или хотя бы в последний момент брала бы в рот, тем более зная и применяя методику «стой-давай». Временами и так случалось. Но видя, как ей приятна именно ручная работа, не хотел я обламывать ей кайф и отбирать полюбившуюся игрушку. «Пусть делает, как делает, раз ей так больше нравится! - такими были мои мысли. - От меня не убудет, а ей не будет казаться, что я к чему-то ее принуждаю. И так хорошо».


    ***


    Как мы во время очередной встречи настолько забыли о пролетающих мгновениях, образующих минуты и часы, что нас переполошил стук в дверь квартирной хозяйки. Которая просто в условленное время, даже чуть позже пришла забирать ключи. А мы еще на диване голыми валяемся и обнимаемся, позабыв обо всем на свете. Причем, ладно девушка увлеклась и часов не наблюдала, но для меня – педантичного и тщательно следящего за правильным распределением времени – случай из ряда вон выходящий.


    ***


    И как меня однажды прошиб холодный пот. В самом начале интима. Не знаю, с какого бодуна (это я так пишу, для прикола, на самом деле я был всегда на машине и трезвый, а Царица являлась убежденной противницей алкоголя в любых дозах), но мне вдруг померещилось, что вместо правильной дырочки я заехал в неправильную, лишил ее девственности, а сама она, уж не знаю, что замыслила и почему не верещит и не сопротивляется, но как будто кряхтит и подмахивает не так, как при наших обычных анальных актах. Конечно, через несколько секунд недоразумение было устранено, я притворился, что поза неудобна, приостановил фрикции, встал чуть по-другому, и мимоходом, втянув живот и разведя ее булочки, убедился, что тревога ложная.


    Но вот это чувство случившейся по моей вине катастрофы, мелькающие мысли «что я натворил, балбес», «надо срочно искать клинику, где делают гименопластику… сколько будет стоить? А сколько будет, столько и заплатишь, осторожней будешь в следующий раз, ротозей», «смотри еще и для полного счастья не кончи в нее, балда», сильно меня впечатлили. И несмотря на легкомысленное отношение Царицы (как раз тогда она выдала свой спич насчет «мало ли клиник, где зашивают, мало ли девок штопанными замуж выходят», ассоциативно вспомнив день «плюшевого насилия» - привет, Айрини), а может и благодаря нему, впредь я проявлял особую бдительность. В серьезном смысле Царица была благодарна за неукоснительное соблюдение первого пункта договора. Но под настроение, бывало, и хохмила, стращала последствиями и утверждала, что если ей на самом деле этого захочется, она сможет сделать так, чтоб я трахнул ее вагинально.

    - Да, дорогая, ты совершенно права! – говорил я, и продолжал ебать ее в жопу.


    ***


    Как раз той зимой услышал я впервые некую песню, несколько строк из которой запали мне в память. Процитировал Царице, говорю, смотри, как про нас написано.

    Я сегодня ночевал с женщиной любимою,

    Без которой дальше жить просто не могу.

    У меня своя семья, жизнь давно очерчена.

    Но себя не обмануть, сколько ни хитри.

    Почему-то думал, будет для нее откровением, тоже подивится такому совпадению. А она весело рассмеялась, да, говорит, слышала, конечно, и еще несколько строк пропела.

    Я смотрю в ее глаза, словно в море синее,

    И, прощаясь у двери, обнимаю вновь.

    С этой женщиной я словно небом венчанный

    И от счастья своего пьяный до зари.

    Песня Трофима «Снегири». Послушайте. Очень она близка моим тогдашним ощущениям, моему тогдашнему восприятию подруги. Моей Царицы!


    ***


    Ее подарок мне на 23 февраля. Хорошая, дорогая зажигалка в подарочной упаковке. Нежные, проникновенные слова, греющие душу, смущающие совесть и заставляющие трепыхаться сердце. Ну и подначка, куда же Царице без нее:

    - Будешь меня вспоминать, каждый раз, как будешь прикуривать. А если бросишь меня, каждый раз, как возьмешь зажигалку в руку, будет тебе от меня молчаливый упрек. И здоровью двойной вред! Придется тебе тогда завязывать с курением.

    - Не брошу! Ни курить. Ни тебя.

    - Ой ли! Скольких уже бросил?

    - Ни одну по своей воле не бросил! Или уезжали, или замуж выходили, или другого парня находили те, с кем здесь встречался. Или давали понять, мол все, увяли розы и расстаются в море корабли.

    - Это как? – внезапно заинтересовалась Царица. – Разве так бывает? Сегодня ты с ней целуешься-милуешься, а завтра от ворот поворот. Почему вдруг? Нет, ну скажи, я представить даже не могу, что такое могло случиться, чтоб все было хорошо, и вдруг – раз, хуже некуда.


    Дурак я, дурак! Ругайте меня, люди! Кто просил детализировать, с примерами и пояснениями? Отговорился бы чем угодно, списал бы на женскую непредсказуемость, забыли бы и проехали. Нет, блин, надо было почему-то продемонстрировать свою готовность сказать правду, всю правду, и ничего, кроме правды, раз уж спросили и настояли на ответе.


    - Знаешь, Царица, я так считаю! 1-2 раза всякие уважительные причины у каждой могут найтись. Мало ли что может в жизни произойти. На работе аврал, дома проблемы, себя плохо чувствует. Вот помнишь, у тебя дни были, ты не смогла, ну и что? Ты сказала, я принял к сведению, встретились в следующий раз, все нормально. Но если женщина три раза подряд находит какие-то отговорки, и не когда я внезапно звоню и говорю «а давай сегодня, через час жду тебя и никаких гвоздей», а когда заранее уже договорились на какую-то дату, и вдруг она отказывается, и так три раза подряд… Вот тогда я считаю, что отношения себя исчерпали, что у нее просто не хватает духу сказать «встреч больше не будет, прощай», и она таким образом тянет кота за хвост, ожидая, и небось еще ругая меня как тугодума, когда же я соображу, что точка поставлена.


    И вот, восьмой квадратик монитора 3 на 3, глаза б мои его не видели. Называется «Обрыв». Или «Облом». Или «Болтать надо меньше».

    Не у Царицы случилась накладка с тремя отказами подряд. А у меня, не то что забывшего этот разговор, но искренне считавшего, что только дама, отказывая трижды подряд приехавшему к ней кавалеру, дает ему понять нежелательность дальнейших контактов. Обратное неверно, хотя бы по той простой причине, что очень уж редко не я выезжал в Эмск, а подруги приезжали ко мне в Энск, и все такие встречи были многократно согласованы-пересогласованы, даты обсуждены и утверждены, соответственно, не могло быть и речи даже об одном сбое, куда там трижды подряд.


    Но Царица сделала свои выводы. Раз верна прямая теорема, отчего бы не сформулировать обратную? Если принцип применим к женщинам, почему не распространить его действие на мужчин?


    Потому что вначале забарахлила машина, и вместо поездки в Эмск пришлось искать буксировщика с тросом, и тянуть притворившуюся дохлой железную клячу к ветеринару соответствующей квалификации, и реанимировать, пригрозив коновалом, если не оклемается.


    Потому что затем мой младший принес из садика вирусную инфекцию, и пришлось вместо Эмска сперва врача отыскать и привезти, потом за лекарствами съездить, затем медсестру для уколов туда-обратно возить.


    Потому что начальнице, которая накануне уже отпустила меня на весь рабочий день, что-то резко понадобилось, она успела позвонить мне до того, как я выехал, свое разрешение отменила и вызвала на работу.


    Ведь каждая же причина уважительна для отмены поездки, не так ли?

    Но всего их три, правильно? Подряд, что крайне важно. А в итоге досадно и обидно.


    Потому что Царица, после первых двух случаев отмены совершенно ничем не проявившая своего недовольства, продолжавшая общаться и планировать очередные встречи как на сайте, так и по телефону, после третьего моего извещения, что поездка не состоится, обрубила концы напрочь. Решив, что это я таким образом, трижды подряд отменив заранее назначенные свидания, даю ей знак о завершении отношений и фиксирую окончательный разрыв.


    Царица с того момента не ответила ни на одну мою смс-ку или сообщение на сайте, не реагировала на письма по электронной почте или через агент, сбрасывала все мои вызовы с известных ей номеров, а при звонках с неизвестных моментально клала трубку, как только понимала, кто ей звонит.


    А ведь на первых порах я и сам не понимал, чем вызвана такая резкая смена курса. Думал и гадал, чем провинился? Всерьез прикидывал, мог ли телефон в кармане самопроизвольно включиться и набрать ее номер, когда я ехал в тот злополучный день третьей отмены на работу и костерил на чем свет стоит начальницу, а Царица значит услышала и приняла на свой счет? Пролистал на сайте все сообщения за последние месяцы… все чисто, никакому кляузнику не удастся доказать, что прозвучало хоть одно плохое слово, хоть один обидный намек. Но тогда почему???


    Перебесился… успокоился… понял… и принял. Сама судьба велела мне поставить точку, отпустить ее и жить каждому своей жизнью.


    В литературном опусе тут стоило бы написать, что в тот день, когда Царица вошла в режим радиомолчания, или когда я смирился со свершившимся, сломалась подаренная ею зажигалка. Или я сам в бешенстве ее расколотил об стену, и разлетевшиеся осколки, которые невозможно склеить, символизировали прошлое, которое невозможно вернуть.


    Нет, она благополучно проработала, и поломалась в начале лета, кажется. Действительно напоминая мне о Царице каждым своим щелчком и каждой порцией пламени, поджигающей очередную сигарету. Да и возможно ли забыть мне ее, сменив зажигалку или сорт сигарет или даже вообще бросив курить?


    Двойной или тройной вред здоровью – уже не колышет. Говорил же, не брошу! И тебя никогда не забуду, Царица! Моя Царица!


    Сколько ни хитри, сколько ни пытайся вывести курсор за пределы монитора, других нераскрытых квадратиков на экране не осталось. «Эпилог».


    ***


    Много времени спустя (через два с половиной года, если уж говорить конкретно и призвать на помощь мои воспоминания, четко увязавшие этот разговор то ли с аэропортом, то ли с самолетом), возвращаясь из родных краев после отпуска, сидел я как-то в зале ожидания аэровокзала, ожидая выхода на посадку, или, может, уже в салоне самолета, точнее не скажу. На сим-карте местного оператора сотовой связи, которой я пользовался на отдыхе, минуты и деньги еще оставались, и листая от нечего делать список контактов в телефоне, наткнувшись на запись с ее именем, подумал: «Дай-ка позвоню Царице. Интересно, пользуется ли она прежним номером? И утих ли ее гнев, или опять, услышав мой голос, сбросит вызов?».

    - Алло!

    - Привет, Царица! Это я, DD. Узнала?

    - О, привет! Узнала, конечно! А где это ты? Номер незнакомый и вообще, какой-то не наш.


    Ответил. Разговорились. Обменялись последними новостями. Институт летом 2010 года она окончила, благополучно защитилась, диплом получила, и только успела оформить перевод с должности вожатой на школьного психолога в той самой родной и знакомой до последнего кирпичика школе, как ее украли.

    - Как украли? – встрепенулся я. – Кто, когда, зачем? Ты сейчас где?

    - Да не бойся! – рассмеялась Царица. – По согласию и сговору. Давно уже помирились. Сто лет уже живешь бок о бок с моими земляками, не может, чтоб о таком обычае не слыхал, не прикидывайся!


    Слыхал, как не слыхал! Если парень и девушка не хотят ввергать родных в обременительные траты по организации сватовства в несколько этапов и проведению шикарной свадьбы (иначе нельзя, так положено, что люди подумают), то он ее похищает. Понарошку. Если ее в течение дня найдут и вернут в отчий дом, то все нормально, урона чести не случилось. Если же она хотя бы одну ночь проведет в чужом доме (причем на самом деле никто жениху не позволит ее трахнуть, его мать первая грудью встанет на ее защиту, не позволит жениху переступить порог комнаты, где невеста будет спать в ту первую ночь после похищения, но только если похищение действительно подстроенное, по доброму согласию сторон и предварительному сговору, а не криминальное), то уже всё! Если она в том доме невесткой не останется и вернется назавтра назад, позор на ее род. И позор на его род, потому что зачем похищал, если не смог уговорить остаться. И тогда двум этим родам, чтоб избежать позора и пересудов, следует как можно скорей помириться и способствовать созданию новой семьи. Свадьбу при таком раскладе согласно тем же вековым традициям разрешается заменить примирительным пиршественным застольем, что сильно экономит бюджет не всегда богатых и имеющих возможность шикануть на всю округу людей. Ситуация типичная для нацменских кругов нашего (и не только) региона.


    Так что, все прошло замечательно. Невесту умыкнули без шума и пыли, мужская часть ее родни усиленно искала похищенную, тщательно обходя дом жениха. На следующий же день мамы молодых начали составлять меню, а папы – обзванивать и приглашать гостей на торжество.

    - А сейчас как ты, Царица? Все нормально у вас? Дети есть? Работаешь? Живете у него или отдельно?


    Выяснилось, что все нормально, живут в родительском доме мужа, и это хорошо, потому что когда у молодой мамы есть на подхвате бабушка, это супер. Даже когда другая через пару улиц живет и тоже рвется помогать. Дочке годик с небольшим, Царица пока в декрете, выйдет на работу, как положено, когда малышке исполнится три.

    - Или не выйду, - рассмеялась Царица. – Наши все молодухи из декретов не вылезают, что я, рыжая? Так хорошо дома, с детишками. Ой, а знаешь, недавно так смешно было, она умудрилась…


    Дочкины проказы Царица могла мне пересказывать, пока не кончились бы деньги на временной сим-карте, поэтому, улучив момент, я задал вопрос, ответ на который не давал мне покоя все это время.

    - Царица, а ты до сих пор на меня в обиде или как? Хоть иногда вспоминаешь добрым словом или ругаешь напропалую?

    - Да ну, глупости какие, с какой стати я должна тебя ругать? – засмеялась снова, как от полного абсурда. – Не переживай вообще, DD, я тебя всегда вспоминаю с теплом и улыбкой, такого близкого и хорошего друга у меня никогда не было, не жалела и не жалею о том, что было тогда. Всем довольна, все было приятно и от души, честно! - и не дослушав до конца мою очевидную и предсказуемую реплику-предложение, расхохоталась, как от наисмешнейшего анекдота. – Ага-ага, кто б сомневался? Кто мне на уши снова не лапшу, а сладкий сироп льет? Как ты себе это представляешь? Ребенка, мужа, дом брошу и рвану на черметский круг, высматривать … ты машину не поменял, кстати?.. когда твоя кукушка изволит подъехать… ха-ха, а у нас «Мерседес», читайте и завидуйте, гражданин… приезжай, прокатим с ветерком, - ну всё, начался Царицын стёб, и чёрт, так остро снова захотелось ее, даже не то что секса, а вот такой близости, безудержной радости и болтовни о чем угодно. Неужели всё в прошлом?

    - Жаль, а хотелось бы…

    - Ну, - чуть погрустнев, ответила Царица, - мало ли что хочется. Низ-зя! – проговорила это слово, как лопочут детки малые, и снова переключилась на них.


    Всё в прошлом! «Но я другому отдана, и буду век ему верна!». Пушкин. Классика. Анала нет!


    ***


    Еще года через три, еду я как-то из Энска в Эмск. Через Чермет, само собой. Еще и с учетом того, что нечасты стали такие поездки, волей-неволей просыпаются при виде знакомых мест воспоминания. Вот за поворотом школа, от ворот которой я много раз забирал Царицу. А вот перекресток, близ которого я ее высаживал, привозя домой. И с этой остановки, на самом выезде из села, так называемом «черметском кругу», я тоже пару раз сажал ее в машину и вез в город. Эх, хорошие были времена. Сделай мне подарок, Дед Мороз! Верни 2005 год сам знаешь кому, а мне, пожалуйста, организуй второе вхождение в зиму 2010. На январские каникулы 2020 в самый раз будет. Что, заказ принят? А не врёшь, ты, борода из ваты?!


    Пардон, отвлекся, размечтался… Проезжаю я, значит, эту остановку и вижу, стоит там, как встарь, фигура одинокой девушки. Как она похожа на Царицу… Да не похожа она, это Царица и есть… Не, точно размечтался, на каждом углу уже мерещится… Да Царица это, Царица, просто прическу немного поменяла, и в другой одежде, не в привычном белом полушубке. Не зря удивленным взглядом проводила пролетающий мимо автомобиль. Так несколько секунд спорят друг с другом мысли, воображая параллельно … чего только не воображая… не угнаться никакому процессору до их быстродействия. Точно, Царица! Стоп, машина! Торможу, прижимаюсь к обочине. Слышу писк входящей смс-ки.

    - Ты куда это так спешишь, гонщик? К новой подружке в Эмск мчишься? Старых всех позабыл?

    Отвечаю:

    - Это ты место перепутала, мы ж не там договаривались. Но ничего, я сейчас подъеду, не торопись.

    - Нет-нет, не возвращайся, я уже села. Езжай своей дорогой. Удачи тебе! – и словно подтверждая, прошмыгнула мимо их рейсовая маршрутка.


    До сих пор корю себя. Раскрыл бы шире глаза, увидел бы вовремя, остановился бы в нужном месте, села бы Царица в машину, может и у нее чувства бы взыграли, ностальгия бы проснулась, нашлось бы при желании время… а там, кто знает, добавились бы в сериал новые сезоны.


    ***


    Нашел я после этой случайной, в полном смысле слова мимолетной встречи ее страничку на Одноклассниках. Вступил в переписку, узнал, что дочек у нее уже две, сейчас (осень 2015 года) работает, но вскоре после нового года снова собирается в декрет. Других изменений в личной жизни нет. И в намерениях тоже. Дайте мне сферический щит укрыться от летящих со всех сторон камней, но горбатого могила исправит, не смог я промолчать и притвориться, будто утратил к ней интерес.

    - Нет… наверное, нет, - ответила мне Царица, когда я озвучил свое намерение побывать в Эмске в такие-то дни зимних каникул и предложил повидаться.


    Я, наверное, извращенец, доктор? Потому что этот отказ меня обрадовал. Точнее, не так. Не отказ обрадовал, а в какой форме он был высказан. Не «ты с ума сошел, конечно, нет», не «шуруй в черный список, ты меня достал, нет», не «этого не случится, потому что не случится никогда». А через «наверное». То есть подумала, прикинула варианты (да и к возможностям здраво отнеслась, в положении же) и ответила не категорически, не окончательно, а «наверное, нет». И, значит, имеется ненулевая вероятность смены «нет» на «да». Да? Нет? Молчи, грусть…


    Сейчас у Царицы уже три дочери. И четвертый декрет не за горами. Боже, пошли, наконец, этому неугомонному человеку – мужу Царицы - долгожданного сына. Иначе она так до пенсии и просидит дома, рожая дочек и хлопоча по хозяйству, не рискуя шагнуть за порог, в большой мир, открытый настежь бурным страстям и утонченным интригам.


    Выходи из домика, Царица, твой давний друг DD ждет тебя!
    kantt нравится это.

Пoследние рецензии

  1. Prakaash
    Prakaash
    5/5,
    Прям роман. Пятизвездочный, как обычно.
    1. Добрый Друг
      Ответ автора
      Большое спасибо!
  2. Ник3297
    Ник3297
    5/5,
    Как всегда супер!!!
    1. Добрый Друг
      Ответ автора
      Благодарю!