Мой первый раз...

Навеяно рассказами почтенного дедушки, о первом опыте в нелёгкое военное время

  1. Бархатная Амелия
    Навеяно темой из рассказов о Великой Отечественной почтенным дедушкой, ее участником -коих сейчас совсем немного…

    -Вы думаете, что конечно война войной, шли бои, а так же были затишья на фронте. Была и любовь …

    Я семнадцатилетний малец, не нюхавший пороха и женщин, подался в партизаны, но сильно захворал в лесу перед самым боем. Провалялся, горя температурой четыре дня и старшина принял решение отправить меня домой, а самим рвануть в бой. Я с позором и вытирая слезы, совсем еще слабый поплелся из леса. Домой -нет, засмеют деревенские бабы. Слабаком быть так не хотелось в их глазах, тем более в лес уходил гордый, мужиком же стану! А тут ..

    Под вечер набрел на какой- то полузаброшенный хутор в пять домов. Желудок ныл от голода, ноги совсем ватные. Устал. Воздух был легкий и влажный, пахло свежей травой, медом и дровами. Тяжёлая дымка стелилась по живой траве. В домах топили печи, а значит хутор живой и можно попроситься на ночлег.

    Добрел до первой хаты и постучался на сколько хватило последних сил.

    -Хозяйка, не дай помереть, я -свой из партизан с леса, дай воды попить, не дойду до своей деревни.

    Дверь покорно скрипнула и я увидел силуэт пышной женщины с волосами как пшеница ниже поясницы, ее тяжелые ноги покрывала длинная ночная сорочка .Больше ничего не разглядел в тот момент, уже за полночь.

    Она молча пустила меня в дом, лишь приложив палец к своим губам -Тссс! Не разбуди малого, иди в дальнюю комнату.

    Она принесла воды, незатейливой закуски. Я все проглотил, едва почуяв вкус настоящей домашней еды. Ноги уже совсем не держали.

    Женщина смотрела на меня с таким сожалением, что ее лицо могло растопить самое черствое сердце какого-нибудь закоренелого фашиста.

    Под светом лучины я едва смог разглядеть ее. Это была пышная дама лет тридцати, под тонкой бесформенной ночной рубашкой и падающим от лучины света я увидел ее массивные округлые бедра, живот как большая чаша был подтянут и … ее огромные груди со слегка оттопыренными сосками как огромные тяжи украшали ее крупное тело. Она была молода и женственна с длинной копной как пшеница волос.

    В полумраке она принесла ведро тёплой воды, я смыл с себя всю недельную грязь, завернулся в толстую простынь и лег на чистую постель, которую добрая женщина мне постелила. Белье на постели было мягким, от него пахло парным молоком и золой, оно было чистым и хрустящим, как в детстве, и я провалился в глубокий сон …

    Ночью я начал заходиться кашлем и сон пропал, кашель был изнуряющий. Опять зажглась лучина, моя спасительница склонилась надо мной.

    - Ой, ой ,ой, касатик. Что ж ты так, больной и на фронт рвешься? Так и не долго в тылу на палатьях помереть, не дойдя до боя!

    Она принесла ароматное жгучее снадобье и начала растирать слабую мою грудь. Лежа на простынях, я ощущал прикасновение ее упругого тела, ее груди раскачивались в такт ее движениям и сосками касались меня. Под тонкой ее сорочкой я чётко чувствовал ее сосочки. Ее упругий живот едва касался моего бока. Я чувствую ее горячее мягкое и нежное тело.

    Я разглядел ее лицо. Это было очень милое молодое красивое лицо женщины, ещё не нетронутое горестями войны. Ее пухлые губы слегка поджимались в такт ее движений.

    Кашель быстро ушел, и я почувствовал льющуюся негу во всем теле, которая начала концентрироваться внизу живота.

    Мой юный член устремился в бой, я пытаюсь это скрыть, жутко стесняясь и краснея. Только бы его не выдать и не сгореть со стыда! Но он предатель, выдаёт меня сильнее и сильнее.

    Ее нежные руки как мягкие горячие подушечки ходят по мне ,натирая мое слабое еще тело.

    Моя рука случайно касается ее предплечья -я хотел перевернуться набок. И меня охватывает волна напряжения и блаженства, которая опять уходит вниз к нему … Вот предатель, он совсем выдал себя ! Простыть с него спала, головка была пунцовая и горячая как из печки и надулась так ,что я ее впервые такой увидел за всю свою юношескую жизнь. Хотя конечно ,у меня были утренние эрекции ранее, но в полный свой рост он был только сейчас, аж натянулся весь …гляди лопнет.

    Моя нимфа и спасительница увидела это чудо, и не сказав ни слова массировала мне грудь еще сильнее и ее дыхание стало тяжёлым.

    Ее поцелуй как призыв лег на мою грудь завершающим растирание этапом …

    Моя рука скользит по ее попке .Через ее ночнушку я ощущаю упругую горячую ягодицу .Она вся напряглась. Ее тело трепетало под моей ладонью и я это чувствовал.

    Она целует мне живот, я слышу каждый ее тяжелый частый вздох. Ее ночнушка намокла от ее лекарства на мне. И я, лежа на боку, как могу стягиваю ее…

    О ! Это лучшее, что я видел .Нагое розовое влажное тело молодой женщины, огромные груди с нежно -розовыми ареолами и набухшими тяжелыми сосками. Милый треугольничек светлых волос над крупными округлыми бёдрами. Я хотел ее всю. Безумно. От одного только ее вида я начал постанывать.

    Она коснулась пухлыми губами моего лобка, нежно прошла язычком по напряженному до предела стволу и моя головка была поглощена полностью ею.

    Я дико стонал. Сделав несколько сосущих движения, она ввела свой массивный, но нежный свой сосочек мне в рот. Я начал неистово сосать его и из ее груди мне текло струйкой тёплое молоко. Ее стоны меня возбуждали еще сильнее ,член вот -вот лопнет. Мы старались по тише, в соседней комнате спал ее малыш.

    Я подскочил, решительно положил ее на спину, она сама раскинула пышные бедра, я увидел ее прекрасное лоно.

    Под волосиками цвета пшеницы я развел ее губы, ее клитор был уже напряжён и очень мокрый, влага сочилась по ее нежному отверстию, малые губки были открыты и ждали меня. Я прильнул к твердому бугорку и начал его посасывать. Он потихоньку твердел и становился больше. Я чувствовал это своим языком и старался его посасывать нежнее. Я ощущал ее запах. Его не с чем не сравнить, он мне не знаком ранее. Запах женщины и молока…

    Ее сок лился по промежности, на простынь. Она подымала бедра в такт моим движениям языка, и сжимала ими мою голову.

    Я поторопился войти в нее, так как меня уже распирало, я дрожал от возбуждения и чувствовал лёгкую боль напряжения в головке.

    Ее влагалище сразу засосало его весь. Никогда такое не испытывал блаженство. Его горячие мокрые стенки начали сокращаться и струи семени сразу полились внутрь. Я старался сдержать крик. Крик ежесекундного удовольствия и блаженства.

    Я сделал еще несколько толчков, она начала извиваться и хрипеть. Молоко из ее сосков текло само собой.

    Еще несколько сокращений влагалища на моем члене и последние капельки спермы покорно вылились в нее.

    Она обмякла в нежной улыбке, я покрыл поцелуями ее всю, слизывая молоко на ее теле и наши с ней жидкости. Я запоминал ее запах, дыша ее телом, чтобы вспоминать потом этот первый раз долгие годы …

    Она поцеловала нежно, еле касаясь мою обмякшую головку и я уснул у нее между тёплыми ее грудями до утра.

    Она провожала меня на заре, дав парного молока. Но это не то, по сравнению со вкусом ее молока, за вкус которого я бы отдал полжизни. Она всплакнула у меня на плече, мы попрощались нежным поцелуем и я ушел на ватных ногах в рассвет.

    Я не забуду ее никогда, мой первый раз… Очень надеюсь, что она дождалась своего мужа с войны. Я прошёл все войну, дошёл до Берлина, храня эту теплоту и возбуждающую нежность в своём сердце…
    Юрик79, Piratka, Dima1309 и 7 другим нравится это.

Пoследние рецензии

  1. finn7788
    finn7788
    5/5,
    Очень понравился рассказ.. Живо и ярко всё представил...
  2. Band78
    Band78
    5/5,
    Просто, чувственной, красиво...
  3. Strastnaya
    Strastnaya
    5/5,
    Интересная, красивая история. Возбуждающая.
    Только удивительно для меня, что в то время существовал оральный секс. Мне казалось, это более современные ласки.
    1. Бархатная Амелия
      Ответ автора
      Мне очень приятно, что Вам понравилось. Оральные ласки были всегда, об этом говорят даже наскальные рисунки.А в древней Индии это-целое искусство. У нас -ну что у нас .... Об этом не принято говорить со времен Руси. А ласки были и есть.