Загадка парня с одним яичком

Гувернантка на два месяца

  1. Лариса22
    Дело было летом. Наступила жаркая пора. Природа и люди находились в своём сезонном зените. Ирина шла по тропинке, возвращаясь из парка домой, насвистывая любимую мелодию из репертуара норвежской группы А-ХА. Второй курс института наконец-то оказался позади, и теперь можно было более-менее свободно отдаться простым радостям жизни. А для Иры такими радостями были покупки в фирменных магазинах, встречи с подругами и друзьями, регулярный секс со своим парнем, и любимая музыка. Конечно же, кроме этого всего, у Иры были ещё хобби, интересы и склонности. Но она никогда не утруждала себя погружением во что-то серьёзное и долговременное. По этой причине, Иру часто называли легкомысленной девушкой. А иногда о ней даже говорили, как о шлюхе.

    В свои 20 лет, Ира познала довольно много ребят. А некоторые из её сверстников и сверстниц, бывало, обращались к ней за советом или подсказкой, когда речь шла об интимной стороне жизни. Так уж сложилось, что Ира с детства не была обделена мужским вниманием. И если до 18 лет она держалась умницей и скромницей, то после 18 она пустилась во все тяжкие. Не то чтобы она оставалась девственницей до 18 лет. Нет. Она оставила девственность позади ещё в 15. Тот самый первый раз она никогда не сможет позабыть. Этот возбуждённый парень, этот запах, этот секс, этот член, эти яйца, и эта сперма!

    Но вот теперь, когда появилось свободное время, и учить больше ничего не нужно было, Ира внезапно словила себя на мысли о том, что её парень ей изменяет. Она впервые глубоко задумалась над своими с ним отношениями, и над его поведением последнее время. Эти ночные выезды куда-то «к друзьям». Эти странные женские запахи на его одежде. Эти нелогичные смены его настроения. Это прятание своего телефона. Эти сбои в его желании. Эта слишком вялая эрекция! Нет, Артур определённо изменял ей, - думала себе Ирина. Да и вообще, даже если бы он ей и не изменял, сейчас как раз пришло время, когда нужно что-то делать со своей личной жизнью. Артур хоть и подходил Ире по темпераменту, и по размеру писи, но всё-таки он не был парнем её мечты, героем её сердца.

    Вернувшись домой с прогулки, Ира решила, что нужно серьёзно заняться финансами, и ещё более серьёзно нужно заняться своей личной жизнью. До сих пор, и тому, и другому, мешал институт. Но вот теперь, летом, можно использовать это время для улучшения качества своей жизни. Так рассуждала двадцатилетняя красавица, чьи родители жили в другом городе, и которые только частично помогали ей деньгами.

    На другой день, в поисках дополнительного дохода, Ира просматривала объявления в газете. «Срочно требуется гувернантка! Оплата выше средней. Условия работы идеальные. Договор на два месяца. Начало немедленно!»

    Немного поразмыслив о том, что в качестве гувернантки она сможет хорошо заработать за два летних месяца, Ира набрала номер телефона, указанный в объявлении. На другом конце линии ей отвечал приятный женский голос.

    - Да, вы по верному номеру звоните. Мы как раз срочно ищем гувернантку для нашего сыночка… Да, ровно на два месяца, потому что мы с мужем на это время уезжаем заграницу, к родственникам, и сына просто не с кем больше оставить... Но я вас должна сразу предупредить о том, что он у нас со странностями… Зато, как компенсация, ваше жалование будет намного выше среднего… Да, отличная зарплата, плюс бесплатное проживание в нашем загородном доме, плюс бесплатное питание… Конечно же, я вам это могу сразу сказать! Так вот, в ваши обязанности будет входить отслеживание его поведения, его питание, гигиенические процедуры… Да, разумеется, он согласен! Нет, точнее, его никто об этом даже не спрашивает… Ему 19 лет, и он уже взрослый… Ну и что, что вы девушка!? Это же лучше, чем если бы вы были парнем! Я не хочу, чтобы сын общался с ребятами таким образом… Да, до встречи у нас завтра в 12 дня! До свидания!

    Ирина положила в сторону свой мобильный, и задумалась. Общался с ребятами каким образом? …Точнее, его об этом никто даже не спрашивает… Разумеется, он согласен… Ирине показался странным ход беседы с матерью Алёши. Как-то не вполне логично и разумно это всё прозвучало по телефону. Ну и фиг с ним! Завтра я пойду к ним на встречу, и сама точно обо всём этом выясню, - решила Ира. Остаток дня она провела в интернете, на сайтах знакомств и в соц сетях. Многие из ей подружек удачно познакомились через интернет. Да и Артура она тоже так узнала, через компьютер. Теперь нужно подыскивать кого-нибудь другого, вместо Артура. Чутьё Иры подсказывало ей, что с ним уже вот-вот конец отношений наступит.

    На следующий день, Ира встала довольно рано. Артура не было прошлой ночью. Он снова оставил её без секса. А ей как раз в эти жаркие дни так сильно хотелось близости с мужчиной! Пришлось в очередной раз обходиться вибратором. Слегка неудовлетворённая, Ира покушала и собралась в дорогу. Ехать нужно было около часу. Загородные постройки хотя и были не далеко от города, но туда к ним ходил только один автобус. И этот автобус ехал ровно час в один конец.

    Выйдя из дому в лёгком летнем платьице и открытых босоножках, Ира дошла до автобусной остановки, подождала пять минут, и села на автобус, ехавший в то самое место, куда ей надо было попасть. Через час она вышла из душного, горячего автобуса, и перевела дыхание на свежем воздухе. Вокруг был лес. Ей тут сразу очень понравилось. Тихо, свежо, чисто, уютно, и не душно. Даже летняя жара тут переносилась как-то легче, чем в шумном городе.

    Найдя нужный ей номер дома, Ира позвонила в звонок. Через минуту дверь открылась, и на пороге её встретил мужчина лет 50-ти. Слегка полноватый, лысеющий, седеющий, и видимо чем-то озабоченный, - это был отец Лёши. Поздоровавшись и представившись ему, и потом матери Лёши, Ирина прошла вглубь дома, где ей предложили присоединиться к совместному чаепитию.

    - Видите ли, Ирина, - начала мать Алёши, - наш сын слегка необычный. Нет, вы не подумайте, что он псих или извращенец. Он вполне нормальный парень, но только, я бы сказала, что он несколько отсталый в половом развитии. Точнее говоря, он даже не отсталый, а опередивший своих сверстников…, хм…, как бы это вам сказать? Короче говоря, у него только одно яичко, Ирочка. Нет – нет, вы не подумайте, что он болен. Да, мы были у врача, но операцию они там делать отказались, по причине какой-то деформации и аномалии яичка. Поэтому он так и растёт с одним яичком. Я понимаю, Ирочка, что вам, как молоденькой девушке, это может быть неприятно слышать. Мы за это заранее извиняемся. Зато, мы вам угодим приличной суммой зарплаты, уж в этом то будьте уверены!

    Ира слегка смутилась, когда речь зашла о деформированном яичке, и о том, что ей, как молодой девушке это могло бы быть неприятно.

    - Скажите, Мария Павловна, а что конкретно мне нужно будет делать? Вообще, по дому, и в частности, с Лёшей. Ну, я имею в виду, нужно ли с ним проводить какие-то процедуры? Ну, что вам по этому поводу врач посоветовал?

    - А, вы имеете в виду, в связи с яичком? Ну нет, врач сказал, что раз операцию нельзя делать, то нужно всё организовать так, как будто он вполне обычный и нормальный мальчик. То есть, ничего особенного делать не надо, - так нам ответил врач. Но от себя я вам скажу, Ирочка, что одна моя хорошая знакомая посоветовала мне делать ему массаж яичек. Ну, того яичка, которое у него нормально развито. А также другого, деформированного яичка. Знакомая говорит, что таким образом можно косвенно помочь ущербному яичку развиваться и функционировать, как положено в нормальном мужском организме. А для более интенсивного развития яичек, по словам знакомой, - мальчика нужно заставлять отжиматься от пола, по максимуму. Ну и ещё, Ирочка… Вероятно, это вас шокирует… По совету этой моей знакомой, мы с мужем строго – настрого запретили сыночку онанизм. Даже сделали ему ради этого обрезание, год тому назад. Не мы сами, конечно же. А в больнице местной это сделали ему. Но он и обрезанный продолжал онанировать каждый день, по два, по три раза. Но теперь уж всё…

    - То есть, он у вас, как бы это спросить…, - совсем не освобождается от напряжения и желания?

    - Именно так, моя хорошая! Таким образом, как подсказывает эта моя знающая знакомая, у Алёши будет лучше формироваться и функционировать весь его организм. И его эта странность должна со временем исчезнуть.

    - Скажите ка, а в чём выражается его странность? – уточнила Ира.

    - Понимаете, Ирочка, как я вам сказала только что, он больше не мастурбирует…

    - Простите, но я должна вас тут перебить, чтобы уточнить у вас, - как вы можете быть в этом уверены? Ведь он может это делать ночью, когда вы его совсем не видите и не слышите.

    - Э, нет! Ирочка, он теперь вообще не может мастурбировать, потому что он закрыт в пояс верности. Кстати, ключ от пояса я вам на два месяца оставляю. Не выпускайте Лёшу из пояса, кроме как на пару минут во время ванны или душа. То есть, только для чистки и гигиены.

    И тут до Иры наконец-то дошло. Парень онанировал. Родители почуяли неладное, сделали парню обрезание. Это не помогло. И тогда они заперли его в пояс верности, обеспечив невозможность заниматься онанизмом! Ира и раньше слышала о таких случаях. Но это был первый раз, когда она лично с таким сталкивается. У неё приятно защекотало внизу живота, и в голове пронеслось несколько пошлых мыслей, по этому поводу.

    Лёшина мать продолжала.

    - Да, Ирочка. В том то и дело, что он очень бурно онанировал. И вот моя знакомая посоветовала сначала обрезать его, а затем запереть его в пояс верности, чтобы он не наносил вреда своему организму.

    - Хорошо, спасибо за то, что прояснили это мне. А то, сами понимаете, я девушка, и вот такой случай. Даже не удобно как-то.

    Ира слегка покраснела, но быстро пришла в себя, и продолжала.

    - Скажите, так а в чём заключается его странность? Про онанизм, пояс верности и одно яичко я всё поняла. А в остальном он как у вас? На что мне нужно обращать внимание, за чем нужно следить?

    - Ой, Ирочка! Если бы ты вы только знали! Он у нас крайне не самостоятельный мальчик. Вроде бы в школе нормально учился. Теперь, правда, совсем ни чем не занимается, балду пинает. Но вот когда сам, когда один, не может ничего сделать. Не хватает внимания, усидчивости, терпения, старания, прилежания. По врачам ходили, проверялись. Ни один из врачей не нашёл в нём каких-либо отклонений. Ну, не считая вот этого нюанса с одним яичком. Даже сказали нам там, что из-за слабости одного яичка, Лёша растёт таким вялым, апатичным, ленивым. Вот было бы здорово, если бы вы нам как-то помогли исправить ситуацию с его состоянием, Ирочка!

    - Хорошо, я примерно поняла суть вашей проблемы. И я согласна у вас на два месяца остаться здесь, поприсматривать за Алёшей, пока вас не будет. Я как раз свободна этим летом. Никуда не собиралась, ничего не затевала, и ни чем особо не занята. Значит, я смогу эти два месяца пожить тут у вас, - верно я поняла?

    - Да, Ирочка, конечно же, да! И не только жить. Вы можете пользоваться всеми удобствами, интернетом, баней, и даже Лёшиным велосипедом. Чувствуйте себя тут как дома. Для нас самое важное – хорошее здоровье, самочувствие и настроение сына. И как я вижу, вы с ним наверняка хорошо поладите. Вы такая славная девушка!

    - Спасибо за ваши тёплые слова! А когда можно будет познакомиться с Лёшей? И когда приступать к работе? Когда вы уезжаете?

    - Лёшенька сейчас спит, Ирочка. Он часто спит в дневное время. Как проснётся, тут же вас с ним познакомим. Нам крупно с вами повезло, потому что, кроме вас, был ещё один кандидат, Юрий Антонович. Но он уже в возрасте, какой-то весь депрессивный и печальный. А я вообще-то не хочу, чтобы Лёша с другими мужиками общался. Ну, знаете, мало ли что?! Не хочется, чтобы сын стал гомосексуальным. Да и он только через неделю освобождается, Этот Юрий. А нам так долго ждать не подходит.

    - Ах, понимаю, наконец-то!

    Ирина рассмеялась от этой новости, но сразу приняла серьёзный вид.

    - Ну хорошо. Как минимум, за эти два месяца со мной, он наверняка не станет гомосексуальным мальчиком.

    Родители радостно улыбнулись Ирине, и потом друг другу. Договорившись о точной сумме вознаграждения за Ирыну работу, Мария Павловна сделала знак рукой своему мужу, и тот сразу же достал из под стола небольшой конверт. Лёшин отец протянул конверт Ире.

    - Это вам в качестве аванса, дорогая наша гувернантка. Можете приступать к вашим новым обязанностям прямо завтра. Мы уезжаем тоже завтра, во второй половине дня. Приезжайте сюда с вещами к обеду, пожалуйста.

    Ира взяла конверт, поблагодарила родителей Лёши, и попросила их показать ей дом, двор, баню и велосипед. Ей нравилось кататься на велике, особенно в летнее время. Больше всего Ире нравилась даже не сама езда, а то, как мужчины оборачиваются и скручивают себе шеи, пытаясь как можно дольше, и как можно лучше, разглядывать её фигуру на велике. Ей нравилось дразниться таким образом. И для велосипеда она обычно одевала короткое полупрозрачное платье, в жаркое время года.

    Бегло осмотрев Лёшин велик, Ира поняла, что на нём она будет проводить минимум час ежедневно. Потому что, ещё в школе, её любимый физрук советовал ей побольше кататься на велике, для того, «чтобы ноги были стройными, как у газели». Физрук оказался прав. Ирыны ноги сводили с ума не только мужчин, но и девушек - соперниц. А самое важное в велосипедном деле – это правильный выбор велика. Так учил её физрук. Этот Лёшин велик сразу пришёлся ей по вкусу. Осталось только уговорить Лёшу, чтобы он не капризничал на этот счёт.

    Пока они ходили внутри и снаружи дома, проснулся виновник торжества, Лёша. Он показался на лестнице, вяло и апатично спускаясь на первый этаж. На нём был какой-то балдахонистый старый халат серого цвета. Ростом Лёша оказался низковат, полноват, да ещё и в очках. Лицо, в принципе, обрадовало Иру. Нормальное, разумное мужское лицо, и безо всяких признаков ущербности. На это лицо у Иры хватит терпения смотреть в течение двух месяцев. Только бриться чаще надо, - подумала про себя Ира. Причёска, правда, оставляла желать лучшего. Скомканные и давно не мытые волосы клочьями свисали вокруг головы. Весь его вид, в целом, был одновременно и серьёзен, и комичен.

    Ира улыбнулась Лёше, и поздоровалась с ним. Мария Павловна тут же вмешалась.

    - Это Ира, Лёшенька. Наша гувернантка на пару месяцев, пока нас не будет. Помнишь, мы обещали не оставлять тебя одного?

    Лёша туповато почесал у себя в ухе, улыбнулся Ире в ответ, и заскрежетал зубами.

    Ира сперва испугалась, подумав, что она Лёше уже чем-то не понравилась. Но родители тут же сообщили Ире, что Лёша часто издаёт различные звуки, наподобие этого. И это не является признаком его неприязни или злости. Будучи несколько неординарным мальчиком, Лёша просто иногда не вписывался в общую картину, или, другими словами, не всегда находил себе место. На этом фоне, он то звуки разные издавал, то вёл себя не адекватно. Так объяснила его поведение мать.

    Ира молча изучала мальчика, который был на год младше неё, и у которого было всего одно яичко. Лёгкая ухмылка коснулась Ирыных губ. Она бросила взгляд на область паха Алёши. Ей показалось, что из под халата у него там что-то торчит. Но, вспомнив о поясе верности, она улыбнулась, и тут же перевела взгляд в другую сторону. Лёша так же молча изучал Ирину. Он потупил свой озабоченный взор низко ей в ноги, и рассматривал их как минимум три долгие минуты. Ему были видны Ирыны голые ноги от ступней и до середины её бёдер. Платьице не давало увидеть, как выглядит её тело выше этого уровня. А жаль! Потому что Лёше, кроме ступней, икр и коленок, всегда нравились также и бёдра в верхней их части. Ну, это не говоря уже о ягодицах! Хорошо, что хоть в интернете можно было спокойно просматривать шикарные женские формы, - раз в реальной жизни не получалось этого сделать вблизи. Лёша стоял, переминаясь с ноги на ногу, и при этом чуть постанывал.

    Родители сразу же вышли на улицу, оставив молодых знакомиться наедине. Ира поговорила с Лёшей о том - о сём, и пообещала ему, что постарается сделать так, чтобы ему было хорошо и радостно, в течение двух летних месяцев, дома без родителей. Она заметила себе, что он вполне нормальный и развитый, судя по беглому общению и по его поведению. Лёше Ира тоже сразу понравилась. Уже очень долгое время не был он так близко рядом с девушкой. А эта девушка, эта новенькая гувернантка, оказалась очень даже симпатичной! И у Лёши снова сильно заболели яички, как это случалось с ним всякий раз, когда он видел красивые, сочные, томные, женские формы.

    Вскоре родители вернулись в дом. Ира попрощалась с ними и с Лёшей, и направилась к себе домой. Сев на тот же автобус, но в обратном направлении, она прокручивала в уме подробности недавней беседы.

    Мальчик вроде ничё так, не дебил. Но с одним яичком! Вот прикол то! Подружкам расскажу – те не поверят мне… Бедняжка не может даже мастурбировать, как все другие мальчики… Слегка тормозит, закомплексованный… Озабоченный… Так долго смотрел на мои ноги! …Значит, с завтрашнего дня начинаю… Ну что ж… Работа есть работа… Постараюсь ему помочь, раз нужно…

    Ира вышла из автобуса, дошла до своего дома, и… вдруг у двери её парадного она увидела Артура.

    - Ты где шляешься, шлюха?

    Было ясно, что Артур был подвыпимши, да ещё и озлоблен.

    - Артур, не повышай голос, пожалуйста. Уже многие спят сейчас. Давай внутри поговорим. Заходи ко мне!

    - Нет, Ира. Я к тебе больше не зайду. Ты куда-то ездила, а мне ничего не сказала. И я понял, что ты мне изменила! Всё. Между нами всё кончено, прощай…

    Артур развернулся и ушёл куда-то вдаль.

    Ира спокойно зашла к себе в квартиру, и присела обдумать эту неприятность.

    Да, он выпил. Слишком много выпил. Такая ревность! И это при том, что он мне сам последнее время изменяет. Ненормальный какой! Знал бы он, куда я ездила, и что это за измена была! Ну да ладно. Может протрезвеет и успокоится.

    Ире хотелось расстаться с Артуром, и одновременно, ей хотелось быть с ним вместе. Это противоречие мучило её уже некоторое время. Когда Артур был в себе, он полностью отдавался Ирине. Он удовлетворял её так, как ни один парень до тех пор. Его мощный, бананообразный, большой пенис с крупной обрезанной головкой, часто и настойчиво проникал в самые недра Ирины, и сзади, и снизу, и ей в рот, и там занимался своим тёмным делом. Вызывая в своей девушке многочисленные и умопомрачительные оргазмы, Артур был о себе слишком высокого мнения. Он решил, что он пуп Земли. Такая девушка! Такая прелесть и красавица! И он её имеет во все отверстия! Со своей стороны, Ира по-прежнему была к нему привязана. И она искренне радовалась их союзу, особенно когда их тела соприкасались и содрогались в экстазе, когда она ласкала ему яички, и когда она сосала его лысую, мясистую головку. Но что-то гложило её. Что-то мешало ей нормально жить. И это что-то было связано с Артуром. Ира не могла решить, оставаться с ним, или же прощаться.

    Сделав себе чаю, включив любимую музыку, переодевшись в лёгкий домашний халатик, она прилегла на диван, и расслабилась…

    После завтрака следующего дня, Ира начала собираться в путь. Упаковав всё необходимое в большую спортивную сумку, взяв с собой телефон, ноутбук, пару книг, блокнот, косметичку, презервативы и вибратор, - Ира была уже готова к дороге. Но оставалось ещё пару часов, прежде чем выходить из дому. Она позвонила Лёшиным родителям, и уточнила у них, когда ей лучше приехать.

    - Раз вы уже готовы, Ирочка, то приезжайте прямо сейчас!

    Закрыв квартиру, Ира вышла на улицу, и слегка огорчилась начинающемуся дождю. Дойдя до автобусной остановки, она уже была изрядно мокрая. Вот что – что, а зонтик она не взяла с собой. Даже ветровка осталась дома. Хоть бы ноутбук не промок, - думала себе Ира, пока ехала в автобусе. Через час она вышла наружу. Дождь лил как из ведра. Она бегом побежала к Лёшиному дому, пытаясь поскорее спрятаться от дождя, и уже через несколько минут позвонила в звонок.

    На этот раз открыл ей Лёша.

    - Добрый день, Ира! Милости просим!

    Лёша тут же оценил промокшие и грязные ножки Ирины, взял у неё сумку и рюкзак, и жестом пригласил её вовнутрь дома. Там её уже ждали родители. Они радостно сообщили, что кушать готово, и что после обеда они уезжают.

    На обед было подано обильно и изысканно. Мария Павловна сообщила Ирине, что пока что можно доедать то, что имеется у них в холодильнике. И что потом нужно будет ходить в местный магазин или на базар закупаться. Это совсем рядом возле их дома, и там всегда есть вкуснятинки. Кроме того, Ирина может на своё усмотрение либо сама готовить, либо покупать полуфабрикаты, либо заказывать еду по телефону. Все пищевые расходы будут компенсированы и оплачены. Это было хорошей новостью для Иры, потому что она решила поднакопить себе денег за эти два летних месяца.

    Когда обед подошёл к концу, родители переоделись, взяли свои вещи, и уехали на такси в аэропорт. Прощаясь, Мария Павловна сказала.

    - Ирочка, я очень надеюсь на вас, и верю, что Лёшеньке с вами будет прекрасно. Прощайте. Мы будем иногда позванивать…

    Когда родители скрылись на такси из поля зрения, Лёша с лукавым видом тут же подскочил к ней.

    - Ира, я не понял, каковы будут ваши функции? Гувернантка…, это, кажется, такая мадам, которая…

    - Верно, Лёша! Это такая мадам, которая следит за подрастающими мальчиками, и которая их воспитывает.

    У Лёши выкатились глаза из орбит.

    - Которая воспитывает?! Вы хотите сказать, что вы меня будете воспитывать, Ирина?

    - Лёша, давай будем на «ты». Я не такая старая. Всего лишь на год тебя старше. Да, ты верно понял. Я буду тебя воспитывать. И это не моё личное желание. Это моя работа, мои обязанности, мой договор с твоими родителями, Лёша. Всего два месяца. Да ты не переживай! Я же не баба – яга. Ты что, боишься меня, что ли?

    Ира искренне радовалась такой пугливой реакции мальчика. Она знала, что когда мальчик боится, значит это уже хорошо. Значит он будет лучше слушаться, и соответственно, лучше себя вести.

    - Ну хорошо, Лёша. Я пока что иду в свою комнату. Вещи свои разложу, переоденусь, педикюр себе сделаю, и…

    Ира не досказала предложение до конца, потому что Лёша внезапно сильно застонал и заскрипел зубами.

    - Лёша, что такое? Я тебя чем-то обидела? Или тебе плохо стало?

    Лёша стоял как под столбняком, уставившись куда-то в потолок, всё ещё издавая то стоны, то скрежет. Наконец, он как бы очнулся.

    - Да нет, Ира, не переживай. Это у меня так…, бывает. Понимаешь, как бы тебе это получше объяснить…, мои родители заточили меня в пояс верности. И мало того, что я в нём постоянно, так в определённые моменты, когда я возбуждаюсь или фантазирую, - у меня там всё сильно болит. От этого чёртового пояса, от невозможности дрочить, и вообще, от всей этой жизни!

    Лёша к этому времени изрядно покраснел, но стойко и отважно смотрел Ире прямо в глаза. Она улыбнулась Лёше.

    - Лёша, а что, правда там у тебя сильно болит всё? Просто мне сказали, что у тебя всего одно яичко, и…

    Вдруг Лёша дёрнулся, и с криками «ты дура, ты дура!» убежал в свою комнату на верхнем этаже.

    Ира поняла, что задела парня за живое. Усмехнувшись этому, она бодро направилась в свою новую комнату, и принялась распаковывать вещи. Разложив всё по полочкам, она переоделась и пошла принимать душ.

    Ванная комната была на первом этаже, и Ире не нужно было пользоваться лестницей. Она посочувствовала в этом Лёше, потому что ему нужно было каждый раз, вверх – вниз по лестнице добираться в свою комнату и обратно. Приняв долгий тёплый душ, Ира вернулась в свою комнату, и села делать себе педикюр. Хоть тут находился всего один парень, этот Лёша с одним яичком, всё же она была девушкой! А девушка в 20 лет и без педикюра – это уже не то. Ира долго и тщательно наносила себе на ногти алый лак.

    Вдруг прямо за дверью её комнаты раздался Лёшин стон. Ира отбросила лак в сторону, подскочила к двери, и открыла её.

    Прямо у двери на корточках сидел Лёша, с выпученными глазами, со скрежетом и стоном.

    - Лёша, что это значит?

    - Ира, прости, я… я это… ппппп…. я подглядывал через скважину в двери…

    Ира гневно глянула на него, и молча закрыла за собой дверь, вернувшись в комнату к своим делам.

    Закончив педикюр, Ира размышляла. Так… Значит он подглядывает, извращенец. Нужно серьёзно браться за его воспитание. Потому что мне тут два месяца ещё жить. Нужно организовать режим дня для Лёши, и нужно придумать правила его поведения. Если он будет знать эти правила, то будет себя лучше вести. И главное, нужно выяснить, как лучше поступать, когда у парня одно яичко…

    Ира включила компьютер, ввела пароль местного интернета, и начала гуглить.

    Одно яичко… Так… Крипторхизм… Операция… Удаление… Деформация… Не вполне нормально развивается… Комплексы и страхи… Часто ослабленное влечение… Нагрузка на здоровое яичко… Очень чувствительное… Делает мужчину неполноценным… Часто является причиной неудач с женским полом… Рекомендуются спорт, нагрузки, массаж… Иногда помогают повторные попытки проталкивания яичка в мошонку… Нужна осторожность… Такие мужчины часто погружаются в садо-мазо и фемдом фантазии… Лучше ограничивать эякуляцию…

    Ира в целом понимала всё то, о чём она тут читала. Но она не была специалистом, и поэтому она прогуглила ещё несколько статей, терминов и понятий, прежде чем прояснить для себя всю картину, и потом составить для Лёши более-менее чёткий режим дня, труда и отдыха, - на ближайшее время. Открыв блокнот, она начала писать.

    8 утра: подъём

    8 – 9: зарядка, приготовление завтрака

    9: завтрак

    10 – 11: мытьё посуды, стирка, уборка

    11 – 12: тренажёры, физические упражнения, общение

    12 – 14: книги, компьютер, телевизор, покупки продуктов, приготовление обеда

    14: обед

    15 – 16: тихий час

    16 – 18: работа с яичками

    18 – 19: отдых, приготовление ужина

    19: ужин

    20 – 21: гигиенические процедуры, подведение итогов дня, воспитательная работа

    22: просмотр фильмов, релакс

    24: отбой

    Ира таким образом обозначила ключевые моменты для Лёши, потом переписала режим дня на чистовик, и повесила его внизу у входной двери. Рядом с режимом дня, Ира повесила «Обязанности для Лёши». Вот как это всё выглядело.

    «Во избежание ненужных скандалов и неприятностей, ниже следуют обязанности Алёши.

    Алёша обязуется уважительно относиться к Ирине, своей новой гувернантке.

    Он обязан слушаться её в абсолютно всех случаях, без исключения. В случае непослушания и неповиновения, Лёшу ожидают соответствующие воспитательные меры.

    Лёша обязан жить согласно новому режиму дня. За отклонение от графика – воспитательные меры.

    Лёша обязуется как можно реже и меньше стонать и скрежетать зубами, - как бы больно ему ни было.

    Лёша обязуется выполнять все поручения гувернантки. За лень или непослушание – воспитательные меры.

    Лёша обязуется быть хорошим и послушным мальчиком, и он будет избегать любых нарушений этого договора с Ириной.

    Лёше строго запрещается: подглядывание за Ириной, пошлые мысли и фантазии об Ирине, грубость и некультурные выражения в её адрес.

    Ирина будет следить за тем, чтобы этот договор корректно исполнялся, и чтобы линия Лёшиного поведения шла в верном направлении. В качестве компенсации за примерное поведение и послушание Лёши, гувернантка иногда может освобождать его из пояса верности, на короткое время, во время вечерней гигиены. Поэтому, в Лёшиных интересах вести себя хорошо и разумно»

    Так выглядели обязанности для Лёши. И когда он их в первый раз увидел, то думал, что ему померещилось. В распорядке дня было написано «работа с яичками». А его обязанности, по сути дела, являлись декларацией Лёшиного подчинённого положения. Ещё никогда до сих пор, никто не предписывал ему, что и как нужно делать. Такой поворот событий серьёзно огорчил Лёшу. Потому что теперь, в дополнение к боли в яичках, ему предстояло быть таким ограниченным, в смысле распорядка дня и текущих занятий. Но это последнее предложение в тексте об обязанностях! Мысль о том, что его хоть на пару минут освободят из пояса верности, внезапно пронзила Лёшу как огнём. Это был огонь счастья, надежды, радости. Он не мог поверить этому. Эта новенькая гувернантка будет снимать с него пояс верности, и потом снова одевать его! Значит, она будет видеть его гениталии! И что, если «работа с яичками» тоже связана с троганием его гениталий! Мать иногда массировала Лёше яички, правда только через плавки или трусы. Но эта Ира! Она же почти одного возраста с Лёшей! Плюс к тому, она такая вся развратная, пошлая, вызывающая! Да ещё и педикюр себе красный сделала, дура такая! Как на зло!

    Лёше было трудно усвоить эту новую информацию, внезапно нахлынувшую на него. Он был полон противоречивых мыслей, догадок, подозрений и эмоций. В паху у него всё жгло, пекло и горело. Впрочем, к этому он уже успел частично привыкнуть. Боль в его нормальном яичке, от невозможности кончать. Боль в его деформированном яичке, от своей ущербности, неправильного положения в теле, и от самой деформации. Боль в пенисе, от постоянного сдавливания поясом верности. Боль в простате, от невозможности освободиться от спермы…

    Лёша уже было почти привык к этой невыносимой боли, которая сопровождала его вот уже несколько месяцев, - с тех пор, как родители надели на него этот идиотский пояс. Не успел Лёша прийти в себя после обрезания в прошлом году, как он оказался в поясе. В итоге получилось, что он так и не смог прочувствовать новые ощущения в головке члена, после обрезания. Головка сперва была сильно чувствительной, затем чуть подуспокоилась, и Лёша уже решил, что он продолжит мастурбировать так же интенсивно, как и до обрезания. Но этот пояс всё испортил! А всё из-за этой дурной маминой знакомой, которая посоветовала заключить Лёшу в пояс.

    Тем временем, Ира заваривала себе чай на кухне. Лёша тоже зашёл на кухню, и тут же высказал Ире своё недовольство.

    - Ира, хорошо. Ты вот написала распорядок дня и мои обязанности. Но ведь нас же тут никто не контролирует. Я могу запросто вести себя так, как захочу. И ты мне ничего не сделаешь. Ты девушка, хоть и симпатичная. Но я парень, и я сильнее тебя.

    - Лёша, смотри, как ты заговорил! Ты случайно не кушал травки – борзейки? Знаешь, есть такая трава? Кто её покушает, тот потом становится слишком борзым. Ты не ел эту траву, ненароком?

    Ира спокойно смотрела Лёше прямо в глаза, и улыбалась. Лёша был красным от гнева, и от такого нахальства со стороны Иры. С одной стороны, его переполняли отрицательные эмоции. С другой стороны, перед ним стояла эта волнующая девушка. Она была теперь в шортиках, футболке, и босиком. Как только Лёшины глаза нашли свою цель, Ирыны ноги, - у него снова начался приступ боли в яичках. И он тупо застонал, корчась от боли.

    Ира спокойно наблюдала эту сценку минуту – другую.

    - Сильно болят, Лёша? Может быть, мне не следует ходить тут по дому босичком, а?

    Лёша смотрел на Ирыно лицо, потом на её ножки, потом снова ей на лицо. Ему было очень трудно свыкнуться с идеей, что девушка может иметь такую сильную власть над его мужским самочувствием, настроением и самомнением. Он знал о женском коварстве из книг и сериалов. Но вот этот случай с Ирой случается с ним сейчас на яву, на самом деле. Это уже не фальшь, не выдумка, не фантазия.

    Ирина, видимо, догадывалась о том, что происходило у Лёши внутри. И она предложила ему выход из положения.

    - Лёша, послушай, мальчик. У тебя нет иного выхода, кроме чем слушаться меня. Ты сам по себе чувствуешь, насколько реально я имею над тобой власть. Будешь капризничать – будут очень неприятно болеть оба яичка. А будешь слушаться – я буду их тебе массировать, чтобы разогнать лишнюю боль. И буду тебя временами выпускать с цепи. Тебе же этого сильно хочется, - я знаю это! Неужели тебе не хочется снова ощутить полноценную эрекцию? Неужели тебе не хочется почувствовать этот трепет в пенисе и в головке, когда они свободно напрягаются от своего желания? Я могла бы тебе дарить такие счастливые моменты. Но это будет зависеть только от твоего поведения и отношения ко мне.

    Лёша застыл в безумном и бездумном ступоре. Ему как будто в голове перемешали ложкой все мозги. Он не знал, что ей ответить. Не знал, что делать. Не знал, как себя с ней вести.

    Будучи до сих пор девственником, Лёша иногда смутно вспоминал те радостные моменты своей жизни, когда он мастурбировал. И особенно, когда кончал. Это были, безусловно, самые приятные ощущения, которые он когда-либо переживал. Моменты мастурбации и оргазма. Но это было так давно! Может быть теперь появился новый шанс на то, что ему снова получится пережить оргазм? Вдруг эта коварная девушка позволит это ему?! Лёша собрался с душевными силами, и очень тихо, робко и застенчиво спросил у Иры.

    - Ирина, а ты позволишь мне испытать оргазм, пожалуйста? Я уже так давно этого не ощущал! Прошу тебя…

    - Лёша, вот это я понимаю. Вот это другое дело! Совершенно нормальный тон и стиль общения со мной. Вот это мне нравится! Умничка, что начинаешь соображать! Но нет, мой хороший. Тебе не разрешается достигать оргазма. И я в этом не виновата. Это просьба и распоряжение твоих родителей. Но, как я тебе обещала, в случае твоего примерного поведения, я буду снимать с тебя пояс, на несколько минуток каждый день, вечерком. Хочешь так?

    Ира снова смотрела ему прямо в глаза. И она снова улыбалась. В её улыбке Лёша читал и коварство, и жестокость, и хитрость, и силу, и превосходство над ним, и многое другое… И тут Лёша понял, что он по уши влюбился в эту новенькую гувернантку, которая уже успела стать центром Лёшиного мироздания. И Лёша покорно ответил Ирине: «Да, Ира! Как скажешь…»

    Остаток дня они провели за телевизором, и за ненавязчивыми разговорами. Они говорили о местных достопримечательностях, о лесе и озере, о соседях, о магазинах неподалёку, о велосипеде, о меняющейся погоде, о новых фильмах и сериалах, о компьютерных играх и старшем поколении, об одноклассниках и однокурсниках. Ира осталась довольна Лёшиным настроем и поведением в тот первый свой день, в качестве гувернантки. И со следующего дня, они с Лёшей должны были уже начать жить по новому графику. Точнее, график то был для Лёши. Ира должна была только следить за тем, чтобы Лёша в этот график укладывался, и вёл себя достойно.

    Утром в 8 прозвенел будильник, и Ира краем уха слышала, как Лёша там что-то делал. По графику, ему предстояла зарядка, и приготовление завтрака. Ира решила подремать ещё с пол-часика. Она любила поспать. И оно спится ещё приятнее, когда тебе кто-то готовит завтрак. Не так важно, что у него всего одно яичко. Важно то, что он готовит поесть.

    С этими полу-сонными мыслями, Ира перевернулась на другой бок, и включила свой телефон. Ночью ей пришла СМС от Артура. Он писал ей: «ира, прости за недавнее, люблю тебя, не могу без тебя, прими меня назад, твой а»

    Это сообщение отбило Ире сон окончательно. Он просится назад, дурачок этот? Ну и для чего? Чтобы через день снова напиться, и пуститься в свой очередной идиотизм? Нет. Хватит с неё неприятностей. Тем более, что куда теперь? Она ведь живёт тут, пока что. Куда ещё Артура сюда? Хотя… А что если? …А что, если приглашать Артура прямо сюда, в этот загородный дом? Ну разумеется, чисто для секса. И Артуру будет радость, и ей тоже! А что, если Лёша взбунтуется? А что, если нет? А что, если организовать всё так, чтобы всем хорошо и приятно было?

    Ирын день начинался превосходно! Только что у неё созрела коварная мысль о том, что организовать в этом доме периодические встречи с Артуром, - это вовсе не так уж и плохо. Иру смущало только то, что она не была уверена в Артуре. Вдруг он не останется с ней на долго? Или, вдруг она его пошлёт на все четыре стороны? Но попробовать стоит, в любом случае. Даже при отрицательном исходе, Ира ничего не теряет, кроме своей репутации. А репутацией гувернантки она и не особо то дорожила, - по правде говоря.

    Лёша приготовил нормальный завтрак, что обрадовало Иру.

    - Умница, Лёша. Я доверяю тебе готовить каждый день. Странно, что твоя мама говорила мне, что ты ничего не умеешь делать сам.

    - Спасибо, Ира! Но моя мама имела в виду больше вообще, по хозяйству, по дому. Приготовить что-то простое я могу. А вот толком погладить, постирать, починить, - это выше моих сил.

    - Ничего страшного, Лёша. Пока я тут, я помогу тебе освоить эти несложные профессии. Будешь у меня и стирать, и гладить, и чинить, и убирать, и куховарить. Может даже потом разрешу тебе мне педикюр делать, - хочешь?

    Лёша застонал, заскрежетал, и скорчился… Снова больно… Снова пояс верности давит… Снова ноют яйца… Главное чтобы она с меня этот пояс хоть иногда снимала, - думал он про себя. Но вслух ответил: «Ну, я даже не знаю пока что…»

    - Лёша, и ещё вот что. Ко мне сюда будет иногда заходить мой друг один… Ну, сам понимаешь… Ну, я же девушка, и мне иногда нужно это…, нужно быть с парнем… Понимаешь меня?

    Ира сидела за столом, медленно пила чай, и говорила ему такие вещи! Причём с таким спокойным видом, как будто это был разговор о том, какой чай лучше заварить. Но ведь Лёша был не глупым мальчиком. И он тут же сообразил, что Ира предлагает ему закрыть глаза на то, что к ней сюда будет приходить её парень, с которым они вместе… И тут Лёша понял, что это очередное испытание на прочность для него. Сперва обрезание. Затем пояс верности и запрет онанировать. Теперь ему предстоит быть неподалёку от эпицентра самого приятного и желанного для Лёши события, - СЕКСА! Да ещё и какого секса! Ира!!! Эта девушка будет со своим парнем заниматься любовью в Лёшином же доме! А он будет подглядывать за ними через замочную скважину?!

    Лёша густо покраснел. Ира поняла ход его мысли, и мягко продолжала.

    - Лёша, милый, всё чудесно! Тебя лично это не должно никак волновать, трогать, беспокоить, пугать, или огорчать. За порядок и чистоту в своей комнате я отвечаю. Мой парень в принципе нормальный. И он обычно хорошо себя ведёт. Особенно, когда ему со мной светит что-то приятное… Но, давай больше не будем об этом, Лёшенька. Я не хочу тебя лишний раз дразнить подобными вещами. Я же понимаю и помню о том, что...

    - Хорошо, Ира. Да, ты помнишь о том, что у меня всего одно яичко, и поэтому меня лучше не тревожить?

    Ира улыбнулась Лёше, и промолчала. Они окончили завтрак, и после еды, Лёша приступил к мытью посуды. А Ира ушла в свою комнату звонить Артуру.

    - Да, Артур… Я тебя поняла. И я согласна… Но есть одно «но». В течение двух месяцев я буду жить не у себя, а за городом… Нет, я не переехала. Я тут работаю, гувернанткой… Да, слежу за тем, чтобы всё было спокойно, пока хозяев нет… Нет, тут только я и один паренёк… Ты что?! Какой любовник?! Он недоразвитый… Потом расскажу… Короче, когда приедешь, сам всё увидишь, и успокоишься… Приезжай прямо сегодня… Вечером… Вот адрес… Пока, до скорого! Целую тебя в левое яичко!

    Ира радостно окончила разговор с Артуром. Теперь она временно не одна, и теперь у неё снова будет бурный секс, с бурными оргазмами! Оставалось только надеяться на то, что Артур не сделает из себя дурака, и не начнёт портить нервы по всякому поводу.

    В 11 часов, по графику значились упражнения и общение. Это подразумевало отжимания от пола, в первую очередь. Плюс некоторые другие упражнения для Алёши. Ну а «общение» должно было пролить больше света для Ирины, на счёт того, что именно случилось с яичком Лёши. Ирина надеялась узнать от Лёши как можно больше информации на эту тему. Как оно ощущается, болит ли, причиняет ли дискомфорт? Стесняется ли он своей неполноценности? Достаточно ли ему работы одного яичка? Насколько велико его влечение, учитывая только одно рабочее яйцо? Насколько интенсивно вырабатывается его сперма? Насколько это повлияло на его умственное и физическое развитие? Все эти вопросы Ира надеялась выяснить у Лёши в своё время.

    Зайдя к Лёше в комнату, Ира изумилась. Он был одет по-спортивному, и казалось, что он вот-вот запрыгает от радости.

    - Отлично, Лёша! Начинаем упражнения! Как ты наверняка знаешь, твоим основным упражнением будут отжимания от пола. Я буду помогать тебе постепенно увеличивать количество отжиманий. Начинай! Сделай ка для меня тридцать отжиманий, для начала!

    Лёша опустился на пол, и начал отжиматься у Ирыных ног. С каждым последующим отжиманием, ему становилось всё труднее и труднее. И Ирыны ноги прямо перед его носом вовсе не придавали ему новых сил. Вместо этого, Лёша ощущал тупую боль в яичках и вокруг писи. Сделав ровно 20 отжиманий, - абсолютный максимум для Лёши, - он выдохся, и с шумным дыханием просто лежал на полу.

    - Лёша, так не годится! Всего 20 штук я насчитала. А ну ка ещё 10 давай!

    Лёша поднапрягся, попробовал осилить ещё одно отжимание, и… вместо этого он вдруг громко пукнул!

    Ира захохотала и схватилась за живот. Было видно, что её этот эпизод очень развеселил.

    - Дурачок ты не культурный! Не стыдно тебе, пукать перед девушкой?

    Лёшка чувствовал себя идиотом. Мало того, что он показал себя слабаком перед девушкой. Так он к тому же и пукнул.

    После неудачной попытки дальнейших отжиманий, Ира указала Лёше на вело-тренажёр, стоящий тут же, в Лёшиной комнате.

    - Так, мальчик мой. Теперь садишься и крутишь педали по максимуму, - в течение полу-часу. После этого немного пообщаемся с тобой, на пикантные темы.

    Ира установила на тренажёре нагрузку «вверх в гору», и Лёша начал крутить педали. Он тут же понял, что на пол-часа его не хватит. Одновременно с мышечной слабостью, на Лёшу напала слабость моральная. Эта новая гувернантка начинает вить из него верёвки, пить из него все соки, плести из него веники, и вытирать об него свои ноги!

    Внезапно Лёша стал ощущать прилив новых сил и энергии. Он сперва не понял, в чём дело. Но потом интуитивно догадался, что его организм мобилизирует новые силы, которые каким-то образом связаны с Ирой. Но вот что это за силы, и какая тут связь? До этого Лёша пока не мог догадаться. Сквозь запотевшие очки, он видел как Ира сидела на кресле, закинув ногу-за-ногу. Он видел её радостную улыбку. Он почти чувствовал запах лака на её ногтях на ногах. И у него снова сильно заболели яички. Но он упорно крутил свои педали, в надежде на кратковременное высвобождение из пояса верности уже сегодня вечером. Он упросил Иру поменять ему нагрузку на «вниз с горы», потому что иначе он больше вообще не выдержал бы.

    Пол-часа прошли. Лёша был как тот выжатый лимон. Ира предложила ему расслабиться, помыться, и поговорить по душам. Когда Лёша перевёл дыхание, отпил пол-литра воды, и вымылся в душе, - он был снова вменяем и готов к диалогу.

    - Лёша, скажи ка… А почему, всё-таки, у тебя так получилось с твоим яйцом? Ну, может что-то случилось у тебя в детстве, или как?

    - Понимаешь, Ира, в школе моя одноклассница, Танька, однажды сильно заехала мне по яичкам. И вот моё левое яичко вмялось снова назад в тело. С тех пор оно там так и осталось. И даже врачи сказали, что нельзя делать операцию по вытаскиванию яичка. Потому что оно деформированное и ненормальное. Оно сперва сильно опухло там, потом как-то съёжилось, но потом вроде как успокоилось. А теперь оно причиняет мне дискомфорт, правда это иные ощущения, чем от правого яичка. Правое то у меня нормальное!

    - Вот именно, Лёша. Я и хотела у тебя спросить, как ты ощущаешь эту разницу между обоими яичками? И как ты думаешь, ты по-мужски на 100% силён, или только на 50%?

    Ира улыбалась Лёше. Он смотрел на её покачивающуюся туда – сюда ножку с педикюром. Никогда ещё ему не было так приятно в жизни. Даже оргазмы были не такими, по ощущениям остроты и глубины. В настоящий момент он ощущал себя почти что занимающимся любовью с этой гувернанткой, - настолько ему было приятно с ней рядом. И о чём они с ней говорят?! О его яичках!

    - Да, Ира, не переживай. У меня была отличная эрекция, до того как меня заключили в этот идиотский пояс. И я очень обильно кончал… Часто и обильно… Ну и что, что я не был близок с девушкой! Всё равно, я вполне нормальный парень! Вот скажи, Ира, только честно… Ты бы встречалась с таким, как я? Ну, разумеется, если бы ты была одна, и если бы…, если бы я доказал тебе, что я настоящий мужчина…

    - Лёшенька, мальчик мой. Так ты, оказывается, девственник у нас?! Здорово! А я то думала, что ребята старше 16-ти уже не бывают девственниками… Ну, на счёт твоего вопроса про встречаться, я тебе пока что ничего не могу сказать, Лёша. Понимаешь, не всё так просто в этой жизни. Пока что у меня есть парень. И если бы его не было…, ну, короче говоря, нужно, чтобы люди друг другу подходили, - понимаешь, Лёша? А мы с тобой только вот познакомились… Ты же не влюбился в меня, случайно?

    Лёша отвёл взгляд с Ирыных ног, смело посмотрел ей в глаза и медленно проговорил: «Да, Ира. Я влюбился…»

    Ну хорошо, Лёша. А вот скажи мне тогда. Ты влюбился больше в меня, или больше в мои ножки, а?

    Лёше тут же поплохело, снова заболели яички, и он вышел в туалет, оставив Иру улыбаться и радоваться всей этой комичной ситуации. Но Ира поняла, наконец-то, в чём было дело с его деформированным яичком. Хорошо, что теперь это стало ясно для неё. Теперь она будет ещё более внимательно к этому относиться. А Лёша, всё же, молодец, раз открыл мне такой интимный секретик, - думала себе Ира.

    После задушевного разговора про ущербное яичко Лёши, день продолжался в более оптимистичном русле. Лёша казался Ире хорошим и послушным мальчиком, и чётко придерживался написанного Ирой распорядка дня. Ровно в 16 часов Лёша постучал Ире в комнату. Настало время для «работы с яичками».

    - Входи, Лёшенька. Подойди ко мне, пожалуйста. Теперь я должна тщательно осмотреть и прощупать тебя, мальчик мой. Не стесняйся меня. Я хоть и девушка, но я же не твоя девушка. Думай обо мне, как о посторонней… Снимай ка с себя халат этот!

    Лёша снял халат, и Ира увидела под ним обыкновенные мужские семейные трусы. Без лишних церемоний, она ловко спустила трусы Лёше ниже колен, и перед её взором оказался тот самый злополучный пояс верности, на который так сильно жаловался Лёша. Металлическая решётка пояса надёжно охраняла Лёшину писю от эрекции и оргазма. Лысая, обрезанная головка сморщенно виднелась сквозь решётку пояса. Под поясом, внутри мошонки, гордо висело и чуть раскачивалось одно крупное яйцо. Второго яичка Ира пока что не заметила нигде.

    - Это правое, надо полагать?

    - Да, Ирочка, правое. А вот левое.

    Лёша указал пальцем себе на область паха, чуть левее и чуть выше начала пениса. Ира увидела там еле заметный бугорок. Она поняла, что в этом месте было спрятано второе, дефективное яичко Лёши.

    Хорошо, Лёша. Ну тогда я просмотрю тебя и прощупаю немножко. Готов?

    С этим словами Ира взяла правое яичко в свою руку и начала его щупать. От этих чрезвычайно острых, приятных, неожиданных ощущений, Лёше тут же захотелось извергнуть своё семя. Тем более, что последний раз он извергал семя уже очень давно. Но мерзкий пояс верности подло сдавливал его эрекцию, причиняя острую боль. И Лёша вскрикнул…

    - Прости, мой хороший. Я и забыла, что тебе больно, когда пися напрягается… Но я вычитала в интернете, что так оно и должно быть в таких случаях. То есть, из-за боли у тебя не получится нормальная эрекция, и соответственно, ты у меня тут не кончишь. Так что, продолжаем!

    Ира щупала, мяла, слегка давила, постукивала и оттягивала Лёшино правое яичко. Это продолжалось минут 20. Потом она дотронулась до левого яичка. Просто ткнув пальчиком прямо по яичку, Ира поняла, что оно на самом деле маленькое и дефективное. Она тогда принялась его массировать и перекатывать туда – сюда.

    - Ой! Ой, так больно мне!

    - Прости, Лёшенька. Буду, значит, помягче с тобой.

    Ира уделила деформированному яичку тоже минут с 20. На подёргивающийся от боли в поясе верности пенис, она почти не обращала никакого внимания. А дело было в том, что Иру привлекали большие писи ребят. А у Лёши пися была довольно мелкая. Это не огорчило Иру, так как она и не собиралась с ним вместе спать. Но и особого удовольствия от такого невзрачного на вид хоботка она тоже не испытывала.

    Уделив разминанию и массажу каждого яичка ещё минут по 30, Ира наконец окончила это занятие, и попросила Лёшу одеться.

    - Хорошо, мой мальчик. Для первого раза достаточно. Если я тебе случайно сделала слишком больно в яичках, то прости меня. Я не нарочно. В другой раз буду чуть мягче.

    Лёша вышел из комнаты Иры, и пошёл к себе, отдохнуть перед ужином. - Ну и денёк, - думал он. – И отжимания, и массаж яиц! Если б только она знала, как мне это и больно, и приятно в то же время! И всё-таки, она такая красивая!

    Отдохнув, и потом приготовив ужин на себя и на Иру, Лёша пригласил её к столу.

    Вкусно покушав, они встали из-за стола, и Ира предложила Лёше через пол-часика прийти в ванную, для гигиенических процедур.

    Лёша летал от радости. И ещё бы! Через пол-часа она снимет с него пояс верности!!!

    Когда время наступило, сияющий от радости Лёша зашёл в ванную комнату. Там его уже ожидала гувернантка.

    - Лёшенька. Я решила тебя сегодня помыть, не снимая с тебя пояса, солнце моё.

    Лёша как будто остолбенел от шока и печали.

    - Ничего не случилось, Лёша. Просто мне показалось, что ты сегодня не достаточно основательно выкладывался во время физ-упражнений. Всего 20 отжиманий. Вниз с горы на тренажёре. Это же детский сад! Если хочешь, чтобы я сняла с тебя этот пояс, то начинай стараться и прилагать все усилия, - понял меня?

    Лёша понял, что он попался в ловушку. Назад уже дороги не было. Он уже в неё влюбился. У неё уже ключ от пояса верности. Он уже находился в её полной власти и распоряжении. Но хуже всего было то, что теперь уже ничего нельзя было сделать. Теперь ему оставалось только страдать и мучиться, в ожидании более удачных для него времён, когда она снимет с него этот гадкий пояс.

    Он молча и покорно кивнул ей, и скинул с себя халат. Ира предложила ему залезть в ванну. И потом она душем промыла ему область паха, промежность, яичко. Будучи чувствительной девушкой, она ясно ощущала Лёшино напряжение, его страсть, его желание, его отчаяние, его затаившуюся обиду, и его влюблённость в неё. Омыв его тело целиком, она вытерла Лёшу полотенцем, и пообещала выпускать его из пояса, при условии, что он будет стараться для неё по полной программе, - и уже с завтрашнего дня.

    Поведя итоги дня, Ира сообщила Лёше, что в принципе она всем довольна. Но только вот физ-упражнения оставляют желать лучшего. Предупредив Лёшу о том, что сегодня вот-вот к ней приедет её бойфренд, она ушла к себе в комнату.

    Через 10 минут в дверь дома позвонили. Лёша спустился открывать дверь. На пороге оказался Артур, с туповатым выражением лица.

    - Ммм, а Ира тут? Я к ней. Я Артур…

    - Да, она у себя. Сейчас позову, проходи!

    Артур прошёл вовнутрь, и к нему навстречу вышла Ирина. Она обняла его и поцеловала в губы. Артур взял Иру за правую ягодицу, а другой рукой за левую грудь. Пока они целовались, Лёша чувствовал себя полным ослом. Не желая причинять самому себе ещё больше боли, он молча удалился к себе.

    Не выдерживая внутреннего напряжения и томления, через пол-часа Лёша решил подсмотреть в замочную скважину Ирыной комнаты.

    То, что он там увидел, повергло его в такое глубокое безумие, что он уже было думал вызывать скорую.

    Ира стояла на коленях прямо посреди комнаты, и сосала Артуру член. Одной рукой она мастурбировала член у основания. А другой рукой она залезла Артуру в попку и дразнила ему анус. Большие яйца Артура раскачивались прямо перед Ирыным лицом, постукивая и похлопывая от ритмичных, сосательных движений Иры. Лёша не раз просматривал порно по интернету. И, кстати, минет был одной из Лёшиных любимых тем. Но он никогда до сих пор не видел этого вблизи, в реальности. Лёша не выдержал, и начал горько плакать…

    Через несколько секунд Ира открыла дверь, и крикнула Лёше: «Так, малыш, вон отсюда! Хватит подсматривать! Иди книжки читай лучше! За это получишь у меня! И забудь о снятии пояса верности!»

    Лёше ещё больше поплохело, и он печально удалился к себе. Ира вернулась к своему занятию. Насасывая Артуру член, она попыталась представить себе боль и неудовлетворение мальчика с одним яичком. Но вот вскоре Артур разрядился Ире прямо в рот, и много вкусной спермы внезапно оказалось у неё внутри. Она радостно проглотила всё до последней капельки. Артур остался ночевать вместе с Ирой. За ночь он успел разрядить своё орудие ещё три раза. Уже не в рот, а во влагалище, и в анус Ире. Полностью удовлетворённая и довольная, она наконец уснула…

    Рано утром Артур проснулся, поцеловал Ире ножку, поднялся, оделся и уехал. Ему всегда куда-то нужно было ехать. Тут не было ничего нового. И когда Ира окончательно проснулась, она поняла, что сегодня нужно будет очень серьёзно наказать Алёшу. Это же немыслимо! Стоит за дверью и подглядывает за нами! Так ещё и в такой момент! Минет! Ире это очень не понравилось. Ей нравилось, что ребята на неё втайне мастурбируют. Но её раздражало, когда за ней подглядывают.

    День начался хорошо. Ночной секс сделал своё дело, и теперь Ира ощущала заряд бодрости, которого ей должно хватить как минимум на два – три дня. Ну а потом снова придёт Артур. Лёша вёл себя хорошо, и ни словом ни обмолвился о вчерашнем инциденте подглядывания. Зато Ира прекрасно всё помнила, и когда наступило время гигиены и подведения итогов дня, она резко и прямо сообщила ему, что он теперь наказан. В качестве наказания, ему положено 50 сильных ударов ремнём по ягодицам. Кроме того, она с него теперь не снимет пояс верности как минимум ещё целый месяц.

    Лёше не оставалось ничего другого, как покориться своей участи. Он мужественно вынес 50 ударов ремнём. Только под самый конец интенсивной порки у него потекли слёзы. Ира оставила ему на попе ярко-красные полосы. Лёше потом ещё некоторое время было очень больно сидеть. Зато он выучил свой урок, и больше не подглядывал за Ирой. И когда к ней заходил в гости Артур, или когда она с Артуром по скайпу баловалась, - все эти случаи Лёша терпеливо пережидал у себя в комнате. Сидя в интернете и выискивая всё новые и новые порно, он думал, что таким образом хоть как-то облегчит свою печаль и неудовлетворённость.

    Так прошёл день, потом неделя, потом месяц…

    Регулярные отжимания у Ирыных ног сделали своё дело. Лёша стал визуально рельефнее, и мог уже осилить не 20, а 40 отжиманий. На вело тренажёре он теперь мог ехать и в горку тоже, хотя очень сильно при этом потел. Ежедневный массаж яичек тоже оказался как нельзя кстати. Потому что Лёша теперь намного лучше себя чувствовал в области паха, и его приступы боли от пояса верности стали случаться гораздо реже. Во время гигиенических процедур вечерами, Ира не снимала с Лёши пояс верности, а промывала ему головку сильной струёй душа прямо через решётки пояса.

    Но сегодня был ровно месяц с тех пор, как гувернантка пообещала Лёше снять с него пояс на вечернюю гигиену. Лёша ждал этого дня так, как он никогда ничего другого в жизни не ждал. Он настолько тщательно постарался больше не совершать ошибок, что и в самом деле их больше не совершил. Во всяком случае, Ира не заметила никаких оплошностей с его стороны. Он даже освоил стирку, глажку и уборку. Он радостно давал Ире свой любимый велик. Он закупался в магазинах, и он же всё сам готовил дома, на них двоих. А когда в гости должен был зайти Артур, то Лёша готовил на троих. Видя это дело, и учитывая исправное Лёшино поведение, Ира решила сжалиться над мальчиком, и снять с него пояс, на несколько минут вечернего душа.

    Когда Лёша зашёл в ванну, Ира встретила его с улыбкой. На открытой ладони её руки Лёша увидел тот самый злосчастный ключ от пояса верности. Из-за этого ключа, ему, Лёше, вот уже сколько месяцев было так больно! Из-за этого ключа, Лёша не мог онанировать. Он не мог кончать. Этот ключ был источником адских мук для Лёши. И вот теперь, эта красавица держит ключ в своей руке, и коварно улыбается.

    Ира подошла к Лёше поближе, и расстегнула пояс верности. От неожиданности, от нежного прикосновения Иры, от таинственности момента, и от слишком долгого ожидания, - Лёшин член стал тут же набухать и удлиняться. Лёша и представить себе не мог, как это будет, снова оказаться вне пояса. Точнее, представить это себе он ещё как-то мог. Но вот сами эти ощущения были им уже давно забыты. И вот оно, счастье! Это случилось! Он снова на свободе! От нахлынувших переживаний, эмоций и мыслей, Лёша потерял над собой контроль. Его пенис в считанные секунды достиг полноценной эрекции. Во всю длину, его член оказался сантиметров 13, - как это показалось Ире. Маловато, но для девственника – онаниста сойдёт! Ира с интересом наблюдала, как его обрезанная головка стала ярко бордовой от напряжения и прилива крови. Было видно, как Лёшино здоровое яичко начало еле заметно двигаться внутри мошонки.

    За день до этого, Ира вычитала в интернете, что когда парню долго не давали кончать, то ему лучше устроить так называемый ограниченный оргазм. Это означало минимум эротической стимуляции, особенно перед, и во время оргазма. Таким образом наносится меньше вреда для организма, меньше стресса, меньше шока. Ира также просмотрела варианты для неполноценных мальчиков, включая мальчиков с только одним рабочим яичком. И она пришла к заключению, что она может позволить Лёше вот один такой ограниченный оргазм. Таким образом, обоим его яичкам, и здоровому, и больному яичку, будет лучше всего. Это временно освободит Лёшу от чрезмерного запаса семени, и от его неудовлетворения. А так как такой оргазм не будет полноценным, то Лёша не потеряет слишком много сил и здоровья. В прошлом времени, она неоднократно заставляла Артура, и её прежних любовников, переживать такие ограниченные оргазмы. И своими глазами наблюдала, насколько положительно и глубоко ограниченный оргазм влияет на парней. Ей это очень нравилось. И она думала одно время, что для ребят вообще достаточно ограниченных оргазмов. Нормальные оргазмы нужно ещё заслужить!

    С другой стороны, Ира также прочитала, что иногда следует устраивать ребятам так называемые «сухие оргазмы». Этот вариант чем-то даже лучше, чем ограниченный оргазм. Суть этой разновидности оргазма заключалась в том, чтобы во время оргазма мужчины перекрыть семенные проходы в определённом месте на промежности, несильно надавливая на этом место пальцами. В итоге, в этом случае парень вообще не теряет ни капли спермы, но при этом оргазмирует ещё глубже и интенсивнее, чем при обычном, или при ограниченном оргазме. Ира выбирала между этими двумя вариантами для Лёши.

    И вот теперь, на Иру смотрел восставший Лёшин член. Ярко-красного цвета, член пульсировал и звал, молча жаловался и страдал, молил о разрешении кончить. Лёша не мог выговорить и слова, потому что, казалось, вся кровь из Лёшиного тела перетекла туда в пенис. В такой неловкой ситуации они пробыли минут пять. Ира тоже молчала, наблюдая пенис и яичко, изредка поглядывая Лёше в глаза. Лёша читал в её взгляде вопрос: «Тебе приятно, Лёша? Хватит уже? Закрываем пояс снова? Хорошего по-немножку?»

    Ира читала в Лёшиных глазах ответ: «Умоляю тебя, Ирочка, потрогай меня ТАМ!» Ире даже показалось, что у Лёши снова появились слёзы на глазах. Она сжалилась над мальчиком, и легонько прикоснулась пальчиком к обнажённой, и до невозможного набухшей, головке члена. Она прикоснулась сверху, чуть выше отверстия уретры. Член тут же подпрыгнул от радости, вызывая Иру на дальнейшую игру. Ира мягко и медленно потёрла блестящую головку по её верхней поверхности. Головка уже давно пришла в себя после обрезания, но явно не была готова к таким суровым испытаниям на прочность. Внезапно из уретры показалась капелька смазки. Пенис задёргался чуть чаще и активнее, и Ира поняла, - это всё.

    Она убрала руку от головки, и легонько придерживала член двумя пальцами у самого основания, слегка наклонив и нагнув его книзу. Другой рукой она чуть поддерживала Лёше его здоровое яичко, как будто оно у него было слишком уж тяжёлым. Лёша ощущал, что он вот-вот кончит. Но ему не хватало самой малости для того, чтобы плавно войти в самый бурный экстаз своей жизни. Ира поняла это, и убрала руку от правого яйца, отпустив его свободно болтаться. Нащупав Лёшино дефективное яичко у него там в паху, Ира легко надавила на него, и чуть защемила своими пальчиками. Этого Лёша и не ожидал, и не выдержал.

    Из отверстия члена вот-вот уже должна была начать вылетать Лёшина сперма. Лёша приготовился испустить все свои запасы, сэкономленные им до сих пор. Но Ира надавила ему пальчиками снизу вверх на промежность, чуть позади его болтающегося яичка, и Лёша не смог испустить ни капли своего мужского нектара. Ира всё сделала так, чтобы весь его сок остался у него внутри. Лёша получил самый яркий и приятный оргазм в своей жизни, но порядком испугался, потому что сперма совсем не выделилась. Ира тут же объяснила ему, что это одна из разновидностей мужского оргазма, и что это очень полезно для ребят с одним яичком, потому что таким образом снижается нагрузка на здоровое яичко, и на весь организм. Лёша кончал очень долго, минуты две-три. А когда его оргазмические спазмы начали затухать, Ира нежно помассировала ему правое, здоровое яичко.

    И только теперь Лёша ощутил, как много он потерял. Такие заоблачные ощущения! Так сильно, так глубоко, так интенсивно! И это был его первый раз. Ведь в прошлом, когда он мастурбировал, его оргазмы напоминали побуждение чихнуть, не более того. А это было что-то с чем-то! Он не верил, что такое возможно. И не мог сообразить, связано ли это с Ирой, или с тем, что он так долго не кончал.

    Когда Лёша пришёл в себя, Ира ненавязчиво заключила его в пояс верности.

    - Ну вот, Лёша. Понравилось, правда? Только не надо завидовать Артуру. Ты молодец, что больше не подглядываешь за нами. Но я же понимаю, что ты ревнуешь. Это нормально, Лёша. Мне нравится, когда ребята из-за меня сходят с ума. А в твоём случае, Лёша, мне нравится, что ты даже не можешь мастурбировать на меня. Желаю тебе спокойной ночи! Будешь себя хорошо вести – я может быть ещё разок тебе такое устрою. Но это будет не раньше, чем через две – три недели. Или даже в мой последний день тут у вас. Ладно? Хочешь так?

    Лёша только что испытал самый яркий оргазм своей жизни. И теперь эта коварная гувернантка готовила его к тому, что такого же удовольствия, скорее всего, больше не повторится. Он понимал, что откладывая его следующий оргазм на самый последний день срока её пребывания здесь, Ирина намекала ему на то, что этого больше так и не случится. И почему это девушки бывают такими злыми, жестокими, вредными?! И особенно, красивые девушки! И особенно, когда красивые девушки с кем-то уже встречаются. Тогда они могут быть самыми жестокими созданиями на Земле! Лёша и раньше об этом слышал, от более старших соседских ребят. Но вот теперь он испытывает эту женскую игру на себе. И это так невыносимо, больно, жестоко, обидно!

    Прошёл ещё один месяц. Лёшины родители вернулись, и очень сильно обрадовались, когда от Иры узнали, что Лёша себя примерно вёл, что у него всё стало лучше с яичками, и что он был просто паинькой. Ира умолчала о Лёшином оргазме. Сам Лёша тоже ничего об этом не говорил никому. Он пребывал под глубочайшим гипнозом. Эта девушка, эта гувернантка, настолько окрутила и охмурила его, что он не представлял себе дальнейшей жизни без неё. Он и любил, и ревновал, и злился, и отчаивался, и обижался, и надеялся, и хотел, и мучился, и ждал, и молился, и даже ходил один раз к местной бабушке – ведунье, чтобы та приколдовала к нему Иру. Но увидя Ирыно фото в Лёшином мобильнике, бабушка отвечала Лёше: «Нет, сынок. Эта девка тебе не по зубам. Ты можешь ей только пяточки поцеловать. Не более того».

    Лёша понял, что вот и настало его самое сложное и трудное жизненное испытание. А именно, - как жить дальше без Ирины? Он понял, что такое первая любовь. Он понял, что такое настоящий секс. Он понял, что такое настоящая девушка. Он понял, что такое настоящий оргазм, пусть хоть и ограниченный. Он понял наконец, что до сих пор он вообще ничего не знал и не понимал. То, что он знал, оказалось настолько несущественным, мелочным, суетным, пустым, - что ни в какое сравнение с Ирой!

    А Ира тем временем возвращалась к себе в городскую квартиру, поднакопив за два месяца достаточно денег на очередной учебный сезон. Скоро начнётся учёба, скоро надо будет одеваться потеплее, скоро мальчики уже не смогут так откровенно сходить с ума на улицах, засматриваясь на Ирыны ноги. Всё-таки джинсы, сапоги, куртки, плащи, - это уже не то. Это уже не летняя жара, с её эротическим угаром. Даже у Артура осенью и зимой не так мощно стоит пися. Не так убойно, как летом. Но Ира всё равно собралась дать Артуру ещё один шанс на то, чтобы он себя изменил в лучшую сторону. Потому что тогда они останутся вместе. Тогда она продолжит ему делать регулярный минет. Тогда он будет и впредь наполнять её тело своим семенем. И этого всего Ире очень сильно хотелось!

    Вот только бы ребята чуть поумнее были, послушнее, да не такие борзые! Только бы они умели с девушками ладить! Только бы они о девушках сперва думали, прежде чем о самих себе!

    И Ира решила через несколько лет написать и издать свою первую книгу. Это будет книга для всех влюблённых и желающих влюбиться. А называться книга наверняка будет так: «Как не стать мальчиком с одним яичком».
    erf888, VovaM и Bannister нравится это.

Пoследние рецензии

  1. VovaM
    VovaM
    5/5,
    Я не литератор. и плохо разбираюсь в тонкостях стиля написания. Тем не менее читается очень легко. На одном дыхании! Очень интересный рассказ!
  2. Bannister
    Bannister
    4/5,
    "По этой причине, Иру часто называли легкомысленной девушкой. А иногда о ней даже говорили, как о шлюхе". Вот эта фраза привела в восторг сразу. Дочитал. Замечательный стёб на грани гротеска и вполне себе в рамках постмодернизма. Недостатки, конечно есть: местами провисает сюжет, немного затянуто, есть претензии к стилю. Могу посоветовать автору серьёзно вычитать данную новеллу (может быть, даже обратиться к профессиональному редактору) и выложить в какую-нибудь электронную библиотеку (сейчас такое везде можно публиковать, но с пометкой "18+", конечно).

    P.S. Могу предположить, что автор склонен к садизму (в том числе и психологическому), негативно относится к мужской мастурбации (о чём также свидетельствуют некоторые другие его выступления), но при этом любит шутить. Хотя и не сказать, что по-доброму.