Последний поцелуй

Трагический финал любви двух женщин

  1. Леруня
    Мне исполнилось 32 года, меня оставил мужчина.

    Я была в тоске. Просматривая как-то раз анкеты сайта эротических знакомств, я наткнулась на фотографию красивой молодой женщины с шикарной грудью. Одиночество или бокал вина - не знаю, что меня освободило, но я, не имевшая прежде гомосексуального опыта, написала ей.

    Я была дома одна и позволила мне позвонить... Оргазм был ярким, я плакала от ее голоса и своих ласк, я сошла с ума и дала свой адрес.

    Маша приехала. Ночью, одна - возникла у меня на пороге в нижнем белье под пальто. Мы легли на ковре почти у самой двери: я ласкала ее роскошные груди, а она доводила меня до оргазма умелым языком. Я влюбилась. Маша оказалась классной любовницей и хорошей подругой, мы несколько недель просто встречались, снимая номера и квартиры, а потом она сказала, что ради меня рассталась с постоянной партнершей. И мы решили начать жить вместе.

    Сняли квартиру на полгода, начали обустраиваться. Я чувствовала себя счастливой впервые в жизни, потому что таких потрясающих оргазмов мне не дарил никто из любовников-мужчин. Маша знала, что и как делать, ведь она была женщиной. Мы были друг для друга открытой книгой, и только одного я не знала о своей любимой - у нее были серьёзные проблемы с сердцем. Она скрывала от меня, и я до сих пор не знаю, почему. Ни друзья Маши, ни ее бывшие любовницы, ни семья - никто не знал, насколько все было хреново. В общем... Рай вечным не бывает.

    Однажды я вернулась в нашу квартиру, предвкушая божественный секс по случаю моего дня рождения... Вошла, позвала Машу, а в ответ тишина. Больно до сих пор это вспоминать... Я нашла её в спальне. Наверное, она как раз переодевалась, чтобы встретить меня. На Маше было красивое нижнее белье, она была накрашена, с прической. У кровати стояла бутылка вина и лежали цветы для меня. А Маша лежала на кровати и не дышала...

    Я плохо помню первые минуты: я что-то делала, вызывала скорую, пыталась заставить ее сердце биться. Всё без толку. Потом мне сказали, что, вероятно, она умерла еще за час-два до моего прихода. Я помню только, что лежала рядом с ней и обнимала. Ее лицо было совершенно спокойным, глаза закрыты - будто она спала. У Маши были очень красивые губы. Когда она лежала мертвая, я смотрела на ее приоткрытый рот и эти губы... мне захотелось поцеловать её. По- настоящему - крепко, и я поцеловала, а руки мои непроизвольно ласкали ее пышные груди, я гладила ее, как делала это во время секса, и горько плакала. Потом приехали врачи, потом полиция...

    Машу увезли в морг, и я больше ее не видела: родители Маши презирали ее ориентацию и не постыдились обзвонить каждую из ее подруг с требованием не появляться на похоронах. Я решила не скандалить и не раздражать их, тем более, что для них смерть Маши тоже была трагедией. Кроме того, я всё-таки простилась с Машей в те минуты у нас дома, я запомнила ее такой, какой она была тогда - красивой для меня одной.

    С тех пор я не ищу отношений с женщинами: я не в силах представить себя с кем-то еще из них.
    Fonbaron нравится это.